Умирает целая эпоха. Историческое здание в Нижнем Тагиле оказалось никому не нужно
7 сентября , 12:23
Общество
Памятник архитектуры на Липовом тракте, 11 в Нижнем Тагиле, где находится Высокогорский многопрофильный техникум, с каждым годом разрушается все больше. Выпавшая кирпичная кладка, падающий балкон, разбитые окна… Почему строение и сам техникум оказались никому не нужны — в материале TagilCity.ru.

Датой основания Высокогорского многопрофильного техникума считается 1930 год. Тогда в Нижнем Тагиле развивалось промышленное производство. Промышленные предприятия расширялись и не хватало квалифицированных кадров. Старый метод подготовки рабочих, когда ученики «приглядывались к работе», уже не соответствовал новым требованиям. При «Металлургическом заводе имени В. В. Куйбышева» и «Высокогорском механическом заводе» были созданы фабрично-заводские училища. В 1940 году был издан Указ президиума Верховного Совета об организации трудовых резервов. Училище реорганизовали, и оно переехало на Липовый тракт, 11.

Здание на Липовом тракте было построено в 1910-х годах Верхотурской уездной земской управой при содействии тагильских купцов и предпринимателей. Сооружение из красного кирпича смотрит на перекресток улиц, центром является круглая башня под куполом с парадным входом. Изначально это было земское училище. Потом, в советское время, там располагалось фабрично-заводское училище, которые готовило слесарей, токарей-универсалов, фрезеровщиков, позднее столяров, кузнецов.

В годы войны ВМЗ и училище были одним целым. С первых дней ВОВ учреждению приказали переоборудовать учебно-производственные мастерские на выполнение военного заказа. С ВМЗ было получено дополнительное станочное оборудование, специальные приспособления, режущий, мерительный инструмент. Ребята производили снаряды и дно для «Катюш», стабилизаторы для мин.

В 1983 году базовое предприятие ВМЗ начало возводить пристрой к училищу, который был сдан в 1986 году. В связи преобразованием профтехучилищ учебное заведение было переименовано и получило новый статус. В 1995 году оно стало Профильным училищем № 59, а с 2008 года — это «Высокогорский многопрофильный техникум». Связь с Высокогорским механическим заводом стала более напряженной в 1990-х годах, когда на заводе начался спад заказов. Предприятие постепенно закрылось, и потребность в новых сотрудниках отпала.

К тому же после перестройки в Нижнем Тагиле стали появляться коммерческие вузы, предлагающие освоить новые профессии. Сейчас вузы предлагают отучиться четыре года и получить диплом бакалавра. Высшие учебные заведения живут за счет контрактного обучения студентов или финансирования от предприятий. Кроме этого, в городе появилось много краткосрочных курсов, где можно без особых затрат времени получить сертификат и пойти работать. В Нижнем Тагиле, согласно данным с сайтов объявлений, за три месяца можно выучиться на оператора станков с программным управлением, электромонтера, повара или парикмахера.

Директор Центра «Аналитик» Андрей Мозолин говорит, что за последние полтора десятка лет прошло несколько этапов эволюции отношения к образованию.

Можно заметить, что в последние годы, а особенно это стало актуально в период пандемии, очень много вопросов стало задаваться именно высшему образованию — есть ли смысл платить немалые деньги за курсы, которые можно посмотреть в интернете и отобрать для себя только то, что нужно? Насколько сегодня для работодателя важен диплом «вышки»? Интересно, что такого рода вопросы никогда не задавались относительно среднего специального образования, говорит Андрей Мозолин.

Тем не менее, в Нижнем Тагиле многие здания средне-специального образования сейчас простаивают как неиспользуемые. От площадей избавляются. Идет тенденция к закрытию учебных заведений. Источники редакции в сфере образования отмечают, что сейчас простаивает 135-е училище, 104-е училище, а также 89-е. Кроме того, готовится к продаже здание училища «Самородок».

Никому не нужно

Соответственно, если падает спрос на услуги учреждений, то и снижается размер финансирования. Как происходит и с Высокогорским многопрофильным техникумом. Финансирование должно осуществлять Министерство образования Свердловской области. Но деньги выделили только на ремонт кровли. И то шесть лет назад. Лев Казаков рассказывает, что кровля была сделана, но потом начало разрушаться перекрытие. Для безопасности студентов и сотрудников пришлось переехать в возведенный в 80-х пристрой, все кабинеты в здании на Липовом тракте были закрыты.

Когда мы приходим утром, а там в одном метод. кабинете видно крышу — дыра в перекрытии. В другом кабинете в один прекрасный момент могло бы упасть (перекрытие) на учащихся. Так что сейчас пока здание стоит, не используется. Понятно, что оно старое. Учебный процесс вести там не рискуем, сообщает директор.

Для того, чтобы спасти здание, нужно сначала разработать проект реконструкции, а затем уже вкладываться в ремонт. Учитывая ветхость строения, суммы могут оказаться астрономическими.

Мы здание хотели отремонтировать, писали в Министерство образования, что дайте денег. Они говорят: «Делайте проект». Проект делать, раз это реставрационные работы, это стоимость порядка восьмисот тысяч. Этих денег нам министерство ни одно не дает. Они говорят: «Изыскивайте из собственных источников», рассказывает Лев Казаков.

По словам директора техникума, с предложением забрать и отреставрировать памятник архитектуры обращались по всей Свердловской области. Писали в Министерство по имуществу, как собственнику, с просьбой передать сооружение другой структуре, предлагали здание даже Нижнетагильской Епархии.

Я предложил это здание администрации города — бесплатно, безвозмездно. Там заинтересовался музей сначала, чтобы взять, потому что оно историческое, там можно было музей делать. Но наша администрация посчитала, что содержать это здание и ремонтировать — это слишком дорого, и они запретили принимать его. Хотя приезжали музейные работники, им понравилось. Но в официальном ответе написали, что нецелесообразно, слишком дорого. Вот и замкнутый круг. Я прошел всех, кто только заинтересован и к кому относится вот это здание. Никто его не хочет взять, не хочет дать денег на ремонт, никто не хочет его восстанавливать, делится Лев Казаков.

По проблеме сохранения здания на Липовом тракте TagilCity.ru направило запросы в Министерство образования Свердловской области и администрацию Нижнего Тагила. На момент публикации материала ответы получены не были.

Памятники архитектуры становятся настоящей проблемой для их собственников. Проще построить новое здание, нежели содержать старое. Кроме того, за ненадлежащее содержание грозит еще и ответственность. К примеру, в ноябре прошлого года прокуратура Екатеринбурга в ходе проверки соблюдения законодательства о сохранности объектов культурного наследия установила, что собственники особняка И. М. Федорова не следят за состоянием здания. Прокуратура обратилась с иском в суд к Департаменту по управлению муниципальным имуществом администрации муниципалитета, а также собственнику — физическому лицу — с требованием принять меры по восстановлению объекта культурного наследия, разработать научно-проектную документацию и проект зон охраны.

Есть ли шанс на дополнительное финансирование?

Для Высокогорского многопрофильного техникума решением проблемы финансирования могло бы стать введение новых программ обучения по востребованным в современном мире специальностям, что обеспечило бы больший приток студентов. А также приток средств за счет платных специальностей и курсов.

Еще одним способом спасения могут стать договоры с заводами или крупными компаниями. Многие предприятия практикуют финансирование образовательных учреждений в обмен на подготовку профильных кадров.

При всем «падении» рейтинга техникумов, именно они выпускают (как минимум формируют основу) квалифицированных специалистов рабочих специальностей. И именно эти профессии остаются востребованными при любых изменениях в экономике. И хочу сказать, что потребность в таких кадрах всегда было очень высокой. Поэтому вполне закономерно, что достаточно большое число крупнейших промышленных и металлургических компаний создают свои университеты и технические школы, в которых готовит для себя высококвалифицированных рабочих,говорит Андрей Мозолин.

Можно было найти инвестора, который вложится в ремонт. Однако пока непонятно, что инвестор получит в замен. Здание довольно специфическое, вряд ли в нем когда-то сможет разместиться современный офис крупной корпорации.

Получается, строение умирает вместе с некогда популярными профессиями. Если в советское время ребята мечтали иметь рабочую профессию. То сейчас молодежь хочет «корочку» вуза. А памятники архитектуры сносят за ненадобностью. Так теряется целая эпоха, которую, кажется, уже никто не готов спасти.