«Особая атмосфера»: редакция TagilCity.ru
о своем детстве

Друзья, 1 июня во всем мире отмечается Международный день защиты детей. Редакция TagilCity.ru решила рассказать о своем детстве. В этих воспоминаниях есть все: погибший тамагочи, измазанные краской одноклассники, подстриженные ресницы, прилипший к ледяной горке язык и жевание гудрона - словом, скучать не придется.

Немного о празднике:

Решение об утверждении праздника было принято Международной демократической федерацией женщин на специальной сессии в ноябре 1949 года.

Один из самых старых международных праздников. Его начали отмечать с 1950 года.
День защиты детей ‑ это, прежде всего, напоминание взрослым о необходимости соблюдения прав детей на жизнь, на свободу мнения и религии, на образование, отдых и досуг, на защиту от физического и психологического насилия.

Ирина Гольмгрейн, региональный директор

«Этому зайцу 25 лет. Весь заштопан на несколько раз. Пережил операцию по экстренному восстановлению конечностей и хвоста, еще ринопластику. Он был моей любимой игрушкой в детстве, везде таскала его с собой. А теперь дочь Настя с ним не расстаётся. Как я любила его бархатистый носик, который уже полинял, мягкий животик и глаза! Он смотрит на меня, как живой».

Ирина поделилась выдержкой из своего дневника, который ведет с самого детства:

«Ближе к концу урока я уже сдала рисунок и занималась ерундой. Мою кисточку загреб Павлов (до этого я ей рисовала), а вторую – Таня с Любой. Вот урок закончился, я пошла забирать кисть, а упрямый Ваня не отдавал. Я злилась. И Медянцева из-за рисунка. Я вернулась на место и увидела хорчек на моем рисунке. Мои нервы. Я орала: «Кто плюнул!?» Скорее всего, Муха. Я снова пошла за кисточкой. По пути был Куча и тоже что-то начал лезть. Я ему плюнула. Г.Е. говорит, чтоб все уходили, а мы с Таней остаемся на изостудию, ведь русского вариатива не будет. Ну, вот Павлов с Коваленко не уходят – дорисовывают моими кисточками. Я забираю уже вообще. Вот Коваленко мне по пиджаку кисточкой с красной краской. Вот тут я ему! Я намочила пальцы, извозила в краске и ему по вечной серой клетчатой кофте с карманом по рукаву. Он совсем одичал, за мной погнался. Я вся в известке, он меня измазал краской снова. Ну тут я вообще в истерику, я просто не видела. Мухамадеева, Павлова, Коваленко. Изостудия...»
Юлия Суворова, главный редактор
«Я родилась в 1989 году. Сначала у меня были советские пупсы и железные машинки, а потом появились германские куклы, а дальше - Барби и дома для них. Наверное, у меня было все - красивая одежда, дома для кукол, видики с мультиками и приставки. А я лазала по заброшкам. У нас поблизости было недостроенное овощехранилище и гаражный блок. Высота - несколько метров. А мы по плитам прыгали. Собирали дикую малину. Весело было. Еще я постоянно подбирала на улице животных, кошек, собак. Даже как-то подобрала котенка, сбитого машиной, выходила. Какая-то особая атмосфера была в 90-е. Эти футболки с “Титаником” и Дикаприо, кроссовки на платформе. Это всегда будет вызывать ностальгию. Что я думаю сейчас? Я думаю, надо ребенку разрешить быть тем, кем ему быть комфортно».

Ирина Кирилова, выпускающий редактор
«Моё детство прошло в доме родителей. Помню, как я маленькая постоянно доставала мамин набор косметики (там были румяна, тени, какие-то маленькие помады), пока она была на работе. Вернувшись вечером, она обнаруживала, что набор уже безнадёжно испорчен. А еще я запомнила времена, когда хлеб стоил пять рублей и пока ты идёшь из магазина, каким-то чудесным образом половина булки исчезала. Пока были совсем небольшими, нашим любимым занятием было играть в магазинчики, где вместо денег были листочки, варить супы и резать салаты из травы и цветов. Став постарше, уже стали бегать на разные стройки в заброшенные дома. Сейчас это уже не кажется таким забавным, особенно, для своих детей, но нам было весело. А ещё вспоминается гудрон, который мы постоянно жевали. Наше детство прошло без всяких телефонов и компьютеров, и нам не было скучно. Никогда не было проблемы чем-то себя занять. Сейчас уже все взрослые, уже свои дети есть. Теперь, главное вложить в них всю свою любовь и вырастить их хорошими людьми».

Александра Логинова, главный редактор в декрете
«В детстве у меня был большой медведь. Он ревел, когда его наклоняли. Но самой главной его особенностью были постоянно отклеивающиеся глаза. И на фотографиях можно было заметить, что зачастую у него на месте лишь один глаз - то левый, то правый. Может быть, дело в плохом клее, а может быть, и в моих руках. Вообще я росла с пацанами, девочек в моем окружении не было практически до самой школы. Поэтому и все игры были мальчишечьи - с пистолетом, машинками и мячами. Зато мы часто ходили в лес: за грибами или просто в поход. Это сейчас все на природе жарят шашлыки, а в нашем детстве, в начале 90-х, такой роскоши не было, мы запекали картошку, посыпали ее крупной солью и уплетали за обе щеки. И нанизывали на веточки хлеб, жарили его на углях. Это, наверное, было самым вкусным лакомством».

Анна Кононова, журналист

«Я очень хорошо помню своё детство и садик, и школу, и постоянные поездки в травматологии, но особое место в этой маленькой стране занимает милая девочка Маша, с которой мы дружим вот уже 20 лет. Мы познакомились в саду - наши дома стоят на одной улице. Каждый дачный сезон мы устраивали концерты для соседей, но перед этим долго готовились, скупая кассеты с хитами "Фабрики звёзд", репетируя в маленькой комнате и постоянно таскаясь с большими пакетами одежды. Как и все девочки, мы играли в дочки-матери. Игра стала действительно интересной, когда у нас появились каблуки, и мы вальяжно расхаживали по улице с колясками. Конечно, у нас был свой бизнес (мы ведь матери-одиночки). Мы плели украшения из бисера и продавали на лавочке около Машиного дома. В свободное от "серьёзных" дел время мы катались на велосипедах, купались в нашем маленьком пруду и визжали так, что весь сад слышал. Как я уже сказала, прошло уже 20 лет, а мы все равно рядом. Вот только Машка уже не катает игрушечную коляску, а гуляет по нашей улице со своим сыном».

«Лучший способ сделать детей хорошими — сделать их счастливыми», сказал писатель Оскар Уайльд.
Александр Зверев, журналист
«Точно не помню, сколько мне было тогда лет, но не думаю, что больше
7-8. Однажды я узнал о такой замечательной вещи, как тамагочи, и, конечно же, очень сильно её захотел. Пришлось немножко поднакопить сдачу с походов в магазин, и вот, наконец-то, я приобретаю эту маленькую жёлтую коробочку. Плохо помню, какой там был зверёк, но точно помню чёрно-белый экран в ярко-жёлтом корпусе. Целую неделю я его кормил и убирал за этим электронным животным - надеюсь, учился заботе. Точно помню, что я не знал наверняка, можно ли будет начать сначала, если питомец погибнет, поэтому первым делом, когда я просыпался, я кормил тамагочи, а только потом шёл завтракать сам. Всегда брал его с собой и ухаживал. Через неделю, в выходные мы с родителями поехали в наш нижнетагильский цирк, что стало для меня большим сюрпризом и радостью. Мне купили сладкую вату, и мы с родителями заняли свои места в зале. Радости моей не было предела, но, к сожалению, прямо посередине программы радость сменилась отчаяньем - я понял, что забыл своего питомца дома. Несмотря на то, что цирк я очень любил, я помню только то, как представлял страдания своего домашнего животного в одиночестве, а в это время по манежу катались акробаты на лошадях, и выступали клоуны - скажу честно, было не смешно и не весло. Не помню, что было после цирка, но домой мы вернулись ещё не скоро. Практически не раздеваясь, сняв только ботинки, я прибежал в свою комнату, где на столе лежала жёлтая коробочка с черно-белым экраном - на нём был надгробный камень с надписью R.I.P. И да, как оказалось, начать заново было нельзя. Для меня это стало настоящей трагедией, и больше я никогда тамагочи не покупал».

Анна Григорьева, райтер
«Мне было года три, наверно. Ходила я в садик и как-то зимой, как все любопытные дети, решила попробовать лизнуть железку. Выбор пал на железную горку. Язык, естественно, прилип, но не сильно. Я успела отскочить без последствий. Но любопытство удовлетворено не было, и я решила, что эксперимент нужно провести на ком-то другом. Позвала мальчишку и предложила ему лизнуть горку. Мальчику повезло меньше, и он прилип капитально. Было море слёз (его, конечно), крови и криков перепуганной воспитательницы. А я для себя вынесла урок - лизать металлические предметы на морозе нельзя».

Нателла Николова, райтер

«Детство я провела в доме, где жили мои бабушка, дедушка, родители и мы с сестрой. Причем дом находился в черте города, на Пихтовке. Я помню, что большую часть времени проводила на улице, хотя других детей было немного, занятия всегда находились. Сестра старше меня на десять лет, и она мне оборудовала кухню, чтобы я варила там супы. А супы в детстве я любила варить. Дома всегда был суп (любимое блюдо дедушки). В детстве крутым занятием было залезть на крышу дома и смотреть в небо. Дедушка держал свиней, кроликов и коз. К свинкам я все время заглядывала в окошко, смотрела, что они там делают. Конечно, детство было без гаджетов, более свободное, чем у нынешних детей. Мультики по выходным, встанешь пораньше, чтоб никого не разбудить, и к телевизору. Помню, мама часто пекла пирожки, вместе делали сладкую колбасу, орешки и торты.

Самая любимая дурацкая история из детства, которую любит рассказывать моя мама – это то, как я подстригла себе ресницы. Когда родители были в отъезде, я прямо пред их возвращением решила выстричь себе челку, и выстригла. Потом смотрю в зеркало, а там еще и ресницы есть, и их подстригла заодно».



С Днем защиты детей!
Текст и оформление: Нателла Николова и Ирина Кирилова