Трамвай «(Не)желание»

Трамвай «(Не)желание»
Мнение

9 февраля, 13:43
Котская Морда
Театральный критик
В связи с тем, что в Маленьком театре таки официально презентовали «Трамвай «Желание» решил не отказывать себе в сомнительном удовольствии сходить в Драму, посмотреть, а как же там поиздевались над самой известной пьесой Теннесси Уильямса.

Желание свалить к кошачьей матери и напиться валерьянки до полного беспамятства возникло еще где-то на отметке тридцати минут от начала представления. Эхо от моего бесконечного фейспалма разносилось по залу.

В антракте я слушал разговоры простых тагильских обывателей, которые не могли решить, пожалеть себя и свалить-таки, или же пожалеть деньги и остаться. Тут я вспомнил совет моего психоаналитика, забить на окружающую тупизну и просто ржать над ней. Ему и последовал. Досмотрел до конца.

Что не так? Да практически всё.

Всегда поражала способность Драматического сделать из любой драмы балаган. Мой маленький кошачий мозг, конечно, понимает, что пьеса заезженная, её и экранизировали и поставили все, кому не лень. И что хотелось привнести что то новенькое в немного устаревший социальный и моральный конфликт. Как говорится, хотели - как лучше, получилось - как всегда.

Давайте вместе с Котской Мордой-Следопытом сравним две тагильские версии и, так сказать, оригинал - киноверсию 1951 года, снятую при прямом сотрудничестве с драматургом. И поймем, что же пошло не так.

Если кто-нибудь не в курсе, то по сюжету в Новый Орлеан к сестре приезжает слегка подувядшая красотка Бланш Дюбуа. Она потомственная аристократка, получившая соответственное воспитание. В 16 лет она вышла замуж за прекрасного, но странноватого молодого человека, которого просто боготворила. Она была счастлива до тех пор, пока не узнала, что её муж - гей. После скандала, он пускает себе пулю в голову, а Бланш пытается заглушить чувство вины, бросаясь в объятья то одного мужчины, то другого.

Выясняется, что от состояния семьи ничего не осталось, фамильное поместье уходит на погашение долгов. Сама Бланш привыкшая к роскоши, но работающая учительницей, не может обеспечить свои даже минимальные нужды, поэтому отношения с мужчинами приобретают характер, более схожий с проституцией. Это длится до тех пор, пока она не заводит роман с 17-летним мальчиком, о котором становится известно руководству учебного заведения. Бланш выгоняют с работы. На последние деньги она покупает билет к сестре Стелле, которую уже довольно давно не видела.

Стелла, соответственно тоже благовоспитанная аристократка, видимо еще в юности поняла, что время-то идёт, социальные различия стираются, держаться за прошлое нет смысла, поэтому она давным давно уехала из фамильного поместья, вышла замуж за простого отставного военного Стэнли Ковальски и сейчас живёт обыкновенной, скромной жизнью. Собственно, всё основное действие развивается вокруг очень непростых межличностных взаимоотношений этих трёх персонажей. По приезду Бланш, по-сути, садится на шею сестре и её мужу, что очень не нравится последнему.

Всё усугубляется личной неприязнью Стэнли к Бланш, её не очень адекватным поведением. Беременная Стелла мечется между мужем и сестрой, не особо понимая, почему она вообще должна кого-то из них выбирать. В итоге, обстановка обостряется настолько, что Стэнли насилует Бланш. После этого она сходит с ума, а уже родившая Стелла остается жить дальше с мужем (в киноверсии, она всё-таки не прощает ему такого).

Как вы можете понять, главная героиня - Бланш Дюбуа - дама очень нетривиальная. И играть её, конечно же, очень сложно. Фишка в том, что это должна быть умная, образованная и достаточно привлекательная, излучающая сексуальную энергию женщина, которая соблазняет окружающих мужчин одним только своим присутствием. При этом Бланш - из-за чувства вины, из-за несложившейся жизни, из-за того, что она превратилась в падшую женщину, находится в длящемся годами нервном срыве, постепенно сходит с ума, поведение ее должно становиться все менее адекватным, чтобы в конце привести к закономерному финалу.

Говоря проще, Бланш - это не однозначно белый или черный персонаж. Чтобы ей сочувствовать, мы должны её принимать со всем её прошлым. Понимать, в чём её внутренний конфликт и трагедия. Что же у нас в тагильских постановках?

Версия Маленького театра в исполнении Анны Каратаевой стремится к этому. Да, она достаточно привлекательна, чтобы влюбить в себя, да, она вроде как интеллектуальна и худо бедно пытается себя вести, как аристократка. Но сама постановка выстроена так, чтобы сознательно обелить её. А это немножко диссонирует с логикой и фактами.

Да и типично захаровский кабздец, который происходит во время спектакля, не очень-то прогрессирует. То есть, мы как с первой минуты видим её совсем неадекватной, почти в таком же виде мы видим её в конце.

В Драмтеатровской версии всё проще - Бланш просто проститутка не первой свежести с замашками неудавшейся актрисы любительского театра. Они даже убрали главную драматическую сцену с изнасилованием. Ну правда, ну как можно насиловать ту, кто и сама всем даст. В итоге персонаж в исполнении Елены Макаровой, сверкающей своими очень даже прекрасными формами половину спектакля, теряет вообще какой-либо смысл.

Она не трагична, она смешна. И, конечно же, пропадает главный конфликт с мужем сестры - Стэнли Ковальски, на котором-то вообще-то и строится сюжет пьесы. Вместо этого нам подсовывают непроработанную неприязнь и ревность между сёстрами.

С персонажем Стеллы, кстати, и там, и там прекрасно справляются Екатерина Колотыгина и Екатерина Сысоева. Ни одна из интерпретаций никак не похожа на персонажа, сыгранного в фильме 51 года (в смысле, не внешне, а по характеру). Во многом, этому мешают особенности постановки. Колотыгина больше проявляет сестринской любви, заботы, но показана совершенно неадекватной, так как не замечает, что живёт с каким-то бомжом-алкоголиком. И да, она, как и сестра, иждивенка, сама не работает.

В версии Екатерины Сысоевой - это обычная девушка-официантка в не очень удачном браке. Режиссер убрал сестринскую любовь, заменив её неприязнью. Особой любви к мужу тоже не осталось. Еще она совершенно божественно играла желание извергнуть содержимое желудка наружу (напоминаю, Стелла по сюжету беременна, а с беременными такое случается). Мне кажется, половина зала от постановки испытывала именно такое чувство.

Главный злодей истории - муж Стеллы - Стэнли Ковальски. Так же, как Бланш, это очень сложный персонаж. Если посмотреть на него в исполнении Марлона Брандо, то потом видеть, что с этим персонажем пытаются сделать малотеатровский Влас Корепанов и драмтеатровский Валерий Каратаев, просто пытка.

Короче, по фактам. Стэнли Ковальски - бывший военный, красавец и настоящий маскулинный самец, работяга. Как настоящий обычный мужик предпочитает вполне себе обыденные радости вроде посиделок с пивом за покером и боулинга. В киноверсии вполне себе понятно, за кого и почему Стелла вышла замуж. И почему она вообще с ним живет. И понятно, почему Бланш не может отказать себе в желании позаигрывать и попровоцировать Стэнли. Ну как же, столько мужиков падало к её ногам, а этот что-то не стремится.

Как я писал в прошлом отзыве, Влас Корепанов - не Марлон Брандо. И его персонаж показан абсолютно аморальным. Он готов изнасиловать Бланш в первую же минуту, как видит. Не говоря о том, что сама квартира больше напоминает наркопритон, а в наличие друзей, навроде паиньки Митча, прекрасной жены, хоть какой-то работы - не верится от слова совсем. Не знаю уж, чем так провинились мужики перед Татьяной Захаровой, но её Стэнли - прямо таки квинтэссенция мужененавистничества.

И если Влас - не Брандо, то Валерий Каратаев - это даже не Влас. Так убить персонажа - это, конечно, надо уметь. На чём строится брак Стеллы и Стэнли - непонятно. Между ними нет любви, нет страсти. Они словно прожили вместе лет так 20. А это вроде как не так, они же только-только собрались завести ребенка.

Ненависть к Бланш - притворство и ревность, так как в этой интерпретации она бывшая любовница Стэнли. Из маскулинного самца-пролетария, который вынужден содержать сумасшедшую сестру-аристократку жены, Стэнли Каратаева превратился в обычного пузатого мужичка, зачем-то бегающего от молодой жены по шлюхам. Здесь, разумеется, нет личной вины актёра. Просто убрав главный конфликт, режиссер убрал из пьесы вообще весь смысл.

Ну и конечно, Митч - последний основной персонаж и последняя же надежда Бланш не сойти с ума и не остаться одной. Божечки!!! В Театре имени Булыгина играет его конечно же САМ Игорь Булыгин. Очевидно, играть откровенно неположительного Стэнли Игорь Николаевич испугался. Зато в роли Митча решил блеснуть и вывести его из состояния второстепенности, подвинув роль Каратаева.

Чтобы понять масштаб трагедии и испанского стыда, представьте, что появление этого персонажа обыграно почти, как появление голливудской звезды на церемонии вручения «Оскар». Что-то гремит, все замирают, спрашивают: «Что это?». Сысоева пафосным голосом вещает: «Это же Гарольд Митчел. Но мы зовем его… (мхатовская пауза) …Митч». И словно солнышко русской поэзии, зал драмсарая озаряет своим блеском набриолиненый, в светлых брюках-клёш, ботинках на каблуках прямиком из семидесятых, мачово-расстёгнутой рубашке Игорь. Только красной дорожки не хватает.

Самое смешное, что непонятно, зачем это сделано. Ну кроме того, чтобы потешить чьё-то самолюбие. Было бы понятно, если бы они переписали ему роль и из невероятно скромного, пережившего смерть возлюбленной человека, который мечтает успеть познакомить свою умирающую мать со своей невестой, Митча превратили бы в самовлюбленного эгоиста (собственно, он даже пытается играть именно это поначалу). Но ничего такого не происходит, образ разваливается.

На этом фоне исполнение Акима Балуцы в Маленьком театре - практически идеальное. Там и правда есть трогательная любовь. Не довлей над Бланш её прошлое, веришь, что всё бы вышло хорошо. Единственное, непонятно, что такой хороший мальчик делает в том свинарнике, в котором живут Ковальски.

Вообще, с логичностью и внятностью плохо и в версии Маленького, и Драматического театров. Если в «женско-диссидентском» взгляде Захаровой просто впадаешь в ступор от льющегося на тебя негатива, мол, посмотрите, какие мужики все мрази тупые, не дают жить спокойно интеллектуальным и чувственным женщинам-бабочкам, но хотя бы хоть как-то сопереживаешь и понимаешь, что происходит, в Драме же трамвай вообще непонятно куда мчится.

Как в калейдоскопе мелькают какие то странные личности, работяги и стиляги, металлюги и девки, немка-певица-танцовщица-стриптизёрша и её гей-подтанцовка (в отличие от мужа Бланш, этих почему-то никто не осуждает), странная старуха-богатейка на инвалидной коляске с личным «шофёром», беременная глухонемая (то ли просто идиотка) и её такой же то ли муж, то ли любовник. Зачем-то буквально раз выступает группа, все остальное время актеры просто делают вид, что играют на гитаре. Хоть поют по-настоящему.

Социальный конфликт нивелируется совсем, слегка поехавшая Бланш на этом фоне выглядит, как своя в доску. Этакая богемная тусовочка. Скорее Стэнли и Стелла кажутся чужими этому миру. А в конце, когда появляется монах (буддист или кришнаит - не разберешь), а Бланш переодевается в сари и под индийскую музыку в сопровождении этого самого монаха уходит в дурку, словно в нирвану, пьеса окончательно превращается в какой-то дурдом. Как в том же дурацком индийском кино.

Да, напоследок нас пичкают монологом, который вроде как должен объяснить глубокий смысл того, что только что происходило на сцене. Но никакого глубокого смысла не получилось.

По итогу, мне совершенно непонятно, зачем нужно было состаривать персонажей, ведь только Сысоева попадает по возрасту. Какие вообще могут быть любовные страсти, доводящие до безумия, между подобными персонажами. Неудивительно, что там нет изнасилования, кто там вообще кого может изнасиловать? Бабушка, бегающая за голым Швендыхом?

Это, наверное, смешно, но совершенно не работает на развитие главной истории. Почему нельзя было отдать главные роли молодым актёрам - загадка.

Вывод: радикально переделываете акценты в пьесе, будьте добры тогда всё сделать логично и переписать и диалоги и роли заодно. Чтобы потом не было всем мучительно стыдно.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter