Сядете сперва в один трамвай — по-здешнему «Желание», потом в другой — «Кладбище»

Сядете сперва в один трамвай — по-здешнему «Желание», потом в другой — «Кладбище»
Мнение

13 января , 13:42
Котская Морда
Театральный критик
Пара слов о новой «typical Захарова» постановке независимого «Маленького театра»

Если вам кажется, что ваша жизнь скучна и неинтересна и вообще проходит где-то за окном, что вам не хватает настоящих страстей, муж не любит, котик не мурчит (нужное подчеркнуть), то самое время оторвать свою пятую, самую мягкую на свете, точку от продавленного дивана и пойти сквозь мороз и вьюгу на улицу Уральскую. В «Маленький театр».

Тут стартовала премьера новой постановки «Трамвай «Желание». Вот у Татьяны Захаровой, а кто не знает — это, собственно, главный и единственный постановщик «Маленького», есть свой узнаваемый режиссерский стиль. Её спектакли — это что-то похожее на смесь фильмов Звягинцева, Балабанова, Сигарева и Валерии Гай Германики. То есть это «чернуха», «бытовуха», натурализм, остросоциальность и… конечно же, фирменная «Татьянозахаровская» экспрессия.

Экспрессии в «Трамвае» много. Вот как в самом начале вплывает в зал, сверкая белым пальто, Анна Каратаева в роли Бланш Дюбуа, сходу выпивая трясущимися ручками кружечку чего-то крепкоспиртного, так почти всё время спектакля, а это чуть меньше двух часов, это одна сплошная, льющаяся бесконечным потоком, обрушивающаяся на зрителя орущим и кричащим водопадом, экспрессия.

Можно сказать, нервный срыв без пауз. Актёры во всем этом, как рыбы в воде, или скорее, как бомжи на мусорке. Тут тебе все, что не увидишь в академтеатрах: смачный мордобой, бухло, справление естественных нужд в унитаз, рвота, сексуальное насилие и крепкие словечки (ну куда без них в такой то обстановке?). Короче, все прелести реализма во всей красе.

Играют все это интересное действо всё те же Анна Каратаева, Влас Корепанов и Екатерина Колотыгина, плюс еще четыре совсем молодых актёра. Все играют прекрасно. Чувствуется, что все развиваются, с каждым спектаклем оттачивают мастерство. Да и для молодых ребят это отличный шанс засветиться в серьезных проектах в интересных ролях.

Играют то все хорошо, но чем принципиально (ну кроме костюмов), роли в этой постановке отличаются от подобных же в «С широко закрытыми глазами» — не очень понятно. Что Фрекен Жюли, что Бланш — одинаково сходящие с ума увядающие красотки, которые никак не могут определиться, какой орган управляет их жизнью, тот, что между ног или тот, что в голове.

Они даже одинаково носят наоборот пальто. Корепанов и там и там просто тупая мачистская маскулинная скотина, желающая залезть всем под юбку и тем самым ломающий всем жизнь. Колотыгина и в роли Стеллы, и в роли Кристины — одинаковая глуповатая простушка, готовая вытерпеть всё, лишь бы не остаться без мужчины.

Но самое главное — персонажи толком не развиваются. Да, мы со временем узнаем о них чуть больше, но развития практически никакого нет. Бланш с самого начала раздавлена морально, явно не в себе и весь спектакль неспешно движется к закономерному концу в психушке. На ней вроде как завязан главный мотив и конфликт истории — противопоставление возвышенного и низменного.

По задумке постановщика, это запутавшаяся в себе тонкая, возвышенная женщина, которую буквально раздавливают грязные тупые быдлообезьяномужики. Беда в том, что от образования и воспитания в ней — умение подбирать красивые платья и знание литературы. Слабохарактерная и склочная, неспособная сама себя обеспечить, она довела мужа до самоубийства, а после его смерти пустилась во все тяжкие.

Намекается, что она подрабатывала проституцией и, вполне возможно, так и есть. Даже когда она получает последний шанс на нормальные отношения с Митчем (кстати, единственным нормальным и адекватным человеком в спектакле, и что он в той компании делает — не понятно), она всё равно ведет себя с ним, как проститутка, прямым текстом (правда, на французском) предлагая ему переспать с ней. Пьет она временами, ничуть не меньше, чем остальные персонажи. В киноадаптации 51 года с Вивьен Ли и Марлоном Брандо, Бланш вообще в открытую заигрывает с мужем сестры Стенли. Ну, оно и понятно, в кино Стенли — просто не очень богатый мужик, скотина конечно, но не какой-то бродяга.

Он сильный, красивый, обаятельный. И он не любит Бланш, так как ему приходится содержать еще и ее, помимо жены. Стенли Ковальски по версии Татьяны Захаровой — это не просыхающий бомжара. Он настолько маргинален и ужасен, что вообще не верится, будто он где-то работает, еще и в состоянии содержать жену, не говоря уж о каждодневных запоях. Как в такого персонажа могла влюбиться Стелла, получившая так же очень неплохое воспитание — непонятно.

Будь Влас Корепанов Марлоном Брандо — еще бы можно было поверить. Но Корепанов — не Брандо. Вообще с первой сцены, как появляется Стенли, а происходит это где-то на 5 минуте спектакля, становится понятно, что кончится всё изнасилованием. Я даже сразу понял, как и где это произойдет. Учитывая, что до этого, я не был и нигде не смотрел «Трамвай «Желание».

Вот и получается, что все понятно еще в самом начале, и просто сидишь и смотришь за этой агонией еще полтора часа. Итак, если хотите зашкаливающих эмоции от трагической судьбы женщины, которая на самом деле ничего хорошего в своей жизни не делает и даже не плывет по течению, а тонет, — бегом в «Маленький».

На самом деле, все хвалят! Посмотрите, скажете, что Котская Морда — дурак! Деньги с ваших билетов пойдут не в карман актёрам, а на новые рубашки Власу (они у него постоянно рвутся, заразы). То есть на новый реквизит и на декорации. И это хорошо, так как хочется увидеть, что там Татьяна и компания придумают новое. Надеюсь только, что режиссер поубавит совершенно иррациональной чернухи и больше сосредоточится на проработке характеров будущих персонажей. Не все же играть одни и те же страдания. Страдать можно по разному, в конце то концов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter