Лучше б отсидел: как тагильчане отбывают наказание в виде обязательных работ

Лучше б отсидел: как тагильчане отбывают наказание в виде обязательных работ

27 декабря 2021, 18:50
Фото: 1MI
Редакция TagilCity.ru посетила «колонию на воле» и узнала, как отрабатывают осужденные и что они думают о данном виде уголовного наказания. Разговор с экс-убийцей, бывшим наркоманом, воспитателем-надзирателем и пьяным водителем — в материале TagilCity.ru.

15 октября 2021 год.

Где он? Нет, ты скажи, вот где его носит?

Возле одиноко работающего граблями осужденного стоит статная женщина со строгим взглядом и немного взволнованным лицом. Это Людмила Викторовна (прим. — имя изменено) — представитель управляющей компании, где отрабатывают преступники. Она распределяет работу и следит, чтобы осужденные вовремя явились. Вот и сейчас один из них затерялся по дороге от УК до двора, где необходимо собирать листву. Сегодня отрабатывают три человека, но пока удается застать одного.

Фото: TagilCity.ru

Любил (чуть не убил) жену

Григорий, 56 лет, 240 часов, статья — угроза убийством.

Седовласый мужчина с глубокими морщинами на лице и большими, одубелыми руками неторопливо облокачивается на грабли и долго всматривается в мое лицо. Наслаждается минутой отдыха — до отработки «отпахал» ночь на пилораме. Срок на воле мотает из-за любви, спешно отвечает Григорий и начинает активно грести листву.

С женой больше не общаетесь?

Кого? Мы живем с ней до сих пор, — удивляется вопросу он.

Так она еще и звонит постоянно, переживает за него, — добавляет Людмила Викторовна.

Жена после избиения забрала заявление, но Григорию присудили 240 часов обязательных работ. Теперь мужчина каждое утро, после ночной смены на пилораме, ходит в управляющую компанию и трудится по четыре часа.

Я бы лучше отсидел этот месяц, чем вот так ходить. У меня восемь судимостей, что мне бояться месяц отсидеть? Убийство, милиционеров гонял, стрелял в милиционеров. Там были условные маленько. Ну, сидел раз пять. Половину вашей жизни (прим. — 14 лет),сокрушается Григорий.

Заменить часы отработки на лишение свободы можно, если не явиться более двух раз. Но, по словам осужденного, исправить человека тюрьмой невозможно. И он предлагает свой метод борьбы с преступностью:

Погладить по голове, налить стопочку, дать закусить. Человек добрый стал, — Григорий начинает улыбаться и предлагает выпить по рюмочке в ближайшем кафе.

Через минут 15 появляется веселый мужчина с душком алкоголя. Косится на злой взгляд Людмилы Викторовны, берет грабли и начинает активно работать. Через 20 минут грабли ломаются.

Нет, с ними нельзя нормально. Только по-доброму начинаешь, они начинают обманывать, вот ушел час назад. Где? Вот они стараются обмануть, где? Я уже с такими клиентами поработала, что меня уже трудно обмануть, восклицает она.

Периодически осужденные пропадают из вида.

Фото: TagilCity.ru

Трижды пьяный слесарь за рулем

Владимир, 51 год, 200 часов.

Высокий худощавый мужчина с помятым лицом и соответствующим недавнему опохмелу настроением работает слесарем на РЖД. Получает, с его слов, 70 тысяч. Ехал из сада, остановили инспекторы ГИБДД. Подчеркивает, что «областники».

Дело в том, что я себя чувствовал очень хорошо, но хлопок был. Вот и все. Остановили, да, конечно, показало, — говорит он, активно жестикулируя.

Человек ответственный, на работу поехал, а маршрутки не ходят, — улыбается Григорий.

Приговор Владимир считает крайне негуманным. Ведь его, в отличие от всех остальных, наказали трижды: лишили прав на два года, выписали штраф в 50 тысяч и заставили отрабатывать. Говорит, что легче отсидеть.

Так надо было руку поднять и сказать судье, чтоб посадили, — кричит ему Людмила Викторовна.

Вот сейчас я без прав, без руля. Я больше пить буду. Меня хотя бы руль в чем-то останавливал. Так у меня семья еще есть, у меня четверо детей. Мне их кормить надо!вступает в перебранку Владимир.

Спор заканчивается ничем, Людмила Викторовна снова заставляет мужчин отрабатывать, те периодически поглядывают на часы и торгуются за каждую минуту. Работа, со слов мужчин, нетяжелая. Зимой они охраняют ленточку, ограждающую место уборки снега с крыши, чистят дворы. Осенью метут листву. Но есть один вид деятельности, о котором повторяют несколько раз, — уборка контейнерных площадок с мусором. В разговор вступает еще один экс-осужденный Евгений:

Все стесняются. И я стеснялся. Представляете, я сам живу в центре города, и меня с граблями увидят. Или на помойке. Сейчас таких до фига. Приходят: я не я. Ничего. Пара недель прошла, он только в путь!смеется он и характерно складывает пальцы.

Евгений уже исполнил свое наказание и остался работать в управляющей компании. Осудили, так как третий раз попался пьяным за рулем. На вид ему около 35 лет, имеет высшее педагогическое образование, раньше работал учителем, затем инженером на заводе. Сейчас живет с мамой, сдает несколько квартир и работает дворником «ради удовольствия».

Представляете, вы пришли в коллектив, где один дебил, второй еще что-нибудь. Просто никуда. Здесь поговорить даже не с кем. Я хороший мальчик. У меня приличная семья. Какой из меня учитель, меня самого еще учить надо. Я же безголовый был, без тормозов, делится Евгений.

Среди осужденных он пользуется особым авторитетом — учит их жизни и рассказывает о своих успехах. Мужчине действительно есть чем гордиться: он не пьет около двух лет и уже полгода может получить водительское удостоверение, но принципиально не идет, так как «не тянет обратно на дно».

Я, когда бухал, у меня тоже друзья все были. Не пью года два, наверное. Я всем утверждал, что это мои друзья. А как пить перестал, так все друзья исчезли, скажет он в дальнейшем бывшему наркоману Антону.

После отработки употреблять алкоголь перестал. На вопрос — Исправило ли вас наказание? — отвечает с улыбкой:

Да не, там не наказание, там, можно сказать, край уже пришел. Или в тюрьму идти, или исправляться. Нечего там делать.

Как только Людмила Викторовна подходит к нам, Григорий и Владимир присаживаются на забор. Женщина возвращается и стоит возле них. Наше общение с осужденными заканчивается рассуждением о колониях. У них есть теория, что представителям власти выгодно «не кормить и обувать 10 лет, а давать домашний арест или обязательные работы». От комментариев воздерживается только Григорий, который неоднократно находился в местах лишения свободы. В конце разговора он добавляет:

Вот оказались бы мы с вами сейчас в одной камере, я бы вам все подробно рассказал.

14 декабря 2021 год.

Уборка снега. Отрабатывают пять человек: Дмитрий (хранение наркотиков, 400 часов отработки), Антон, Максим и уже знакомые Евгений и Владимир. Дмитрия через час после начала отработки найти так и не удалось. На этот раз трезвый Владимир радостно заявляет, что отработать ему осталось несколько дней. Обещает больше не садиться пьяным за руль: изнурительный по продолжительности труд для него просто невыносим.

Был наркоманом, но наркотики подкинули

Антон, 20 лет, 250 часов.

Совсем юный по сравнению с остальными осужденными Антон получил уголовное наказание за хранение наркотиков. Попался с 0,75 грамма: немного не хватило до второй части и реального срока. Употреблять он начал в 19 лет: «Сначала шишки, затем соль». Оставался на второй год, поэтому девять классов окончил в 17 лет, затем поступил в техникум, откуда отчислили, с его слов, из-за судебных разбирательств и отработки.

Друг, с которым я общался, поднял сверток и дал мне его в руки. Мы прошли метров 200, а там полиция. Они повылетали, меня схватили, демонстративно наручники на меня надели,рассказывает он.

«Подстава», — добавят остальные осужденные. После задержания молодого человека привезли в изолятор временного содержания, где он должен был провести 48 часов. Однако отпустили его через сутки, так как у него поднялась температура и появились сопутствующие симптомы ОРВИ.

И начальник отдела после того, как я сутки переночевал в отделе, сказал, чтобы меня везли в больницу, сходили со мной на прием по месту жительства. Они отказались, жалуется Антон.

За хранение наркотиков ему присудили 250 часов отработки.

Рады, что не сели?

Конечно, — отвечает на мой вопрос Антон. — Мама переживала сильно.

Наркотики, с его слов, больше не употреляет. За время отработки был один прогул, причину которого вспомнить не смог.

Фото: TagilCity.ru

Алименты не платил, так как нет работы с достойной оплатой

Максим, 55 лет, 150 часов.

Молчаливый Максим с трудом идет на контакт. Разговаривать не хочет: боится, что узнают знакомые. Осудили его за уклонение от алиментов и за штрафы. Сумма долга к моменту уголовного преследования была около одного миллиона рублей. Работать мужчина не собирается, так как зарплаты низкие, а мест для трудоустройства особо нет

10 тысяч — за это нормально работать? задается вопросом он.

У Максима восьмилетняя дочь. Живет она с бабушкой, которая и подала на алименты. Жена, с его слов, где-то гуляет. В дальнейшем мужчина собирается вернуть долг, а управляющая компания, где он отрабатывает, предлагает ему остаться дворником. Наказанием в виде часов отработки вполне доволен.

Не сидишь же, а гуляешь.

Фото: TagilCity.ru

Не устояла перед коньяком и конфетами «Мерси»

Об еще одной осужденной нам удалось узнать из разговора с инспекторами уголовно-исполнительной инспекции ГУФСИН. Во время нашего пребывания им принесли очередное постановление суда.

— Пять раз обязательных работ. И опять она не явилась! — удивляется очередной бумажке сотрудница «колонии на воле».

— Какие она преступления совершает? — спрашиваю я ее.

— 158 (прим. — кража). Заходит в магазин сетевой, коньяк ворует, сыр, шампунь, бальзам для волос.

Конфеты эти «Мерси» очень популярны, — добавляет коллега инспектора.

— Она не работает?

— Употребляет наркотические вещества. Был суд по замене обязательных работ на лишение свободы, но она вместо того, чтобы идти на судебное заседание, пошла в магазин «Райт» и своровала там коньяк. То есть мы сидим, ее ждем: судья, прокурор, адвокат. А она идет и ворует этот коньяк. Или находилась на больничном, пришла на прием и у женщины из сумки украла телефон. Когда сдавали флюорографию, одна раздевалась, вторая одевалась, — переходит на повышенный тон собеседница в погонах.

Фото: TagilCity.ru

Осужденную женщину в итоге посадили, в дальнейшем суд рассмотрит преступления, которые она совершила, и, вполне вероятно, назначит реальный срок.

Наказание в виде обязательных работ — шанс на исправление для лиц, совершивших нетяжкое преступление. Это своеобразная мера перевоспитания взрослого человека в условиях легкого, но продолжительного по времени труда, требующего от осужденного разве что ежедневной дисциплины. Но, как показывает практика, не каждый может справиться с данным испытанием.

На конец ноября 2021 года уголовное наказание в виде обязательных работ получили 213 тагильчан, из них 4 несовершеннолетних. Часы отработки на лишение свободы заменили 18 осужденным. 22 преступника уклонились от наказания, половина из них была объявлена в розыск. Другие статистические данные и репортаж из уголовно-исполнительной инспекции ГУФСИН — в следующем материале TagilCity.ru.

Подпишитесь