«Я почти перестала спать»: интервью с женой военного повара из Нижнего Тагила в СВО

28 октября 15:43
Фото: TagilCity.ru

Военный повар из Нижнего Тагила рассказал о своей мобилизации

По ошибке отправили в Луганск, а затем распределили в Белгород без подготовки. Сколько потратил на обмундирование и что делает в СВО? С чем пришлось столкнуться военнослужащему из Нижнего Тагила и его семье после получения повестки, узнала редакция TagilCity.ru.

Мы пообщались с тагильчанкой Алисой В., чей муж Игорь почти месяц назад был призван по мобилизации [имена изменены, — прим.ред.]. После службы в армии 30-летний молодой человек получил специальность — повар войскового питания. Супруги вместе уже более 10 лет, воспитывают сына — в будущем году он пойдёт в школу.

Повестка пришла на работу

В день, когда раздавали повестки, Игорь был на работе. До мобилизации он работал на местном пивзаводе. На следующий день после раздачи повесток часть сотрудников забрали, их рассчитали, рабочие места за ними закрепили.

21 сентября, когда объявили мобилизацию, муж пришел вечером с работы в восемь часов и сказал, что на предприятие уже пришли повестки. По первой очереди пошли мальчики — как раз несколько человек с работы у мужа. Приезжали на завод и вручали повестки в руки, и на следующий день или через два дня они уже все уехали, — рассказывает Алиса.

Потратили 30 тысяч на покупку обмундирования

Супруги решили максимально подготовить мобилизованного к отъезду. Те, кто уехал в первую очередь — их знакомые — рассказывали, что никакого обмундирования им не дали и прочей материальной помощью не обеспечили. 

По их рассказам, ребятам вообще ничего не выдали, абсолютно ничего. Рассказывали, что люди чуть ли не на земле спали, ничего не ели, помыться негде. Так оно всё и было.

Большую часть зарплаты мужа пришлось потратить на покупку амуниции. На всё ушло около 30 тысяч рублей. Это не такая большая сумма, говорит Алиса, уверяя, что кто-то купил обмундирование почти на 100 тысяч рублей. Купили берцы, костюм, нательное бельё, собрали еду хотя бы на первое время, аптечку.

Купили почти всё, но, как оказалось, зря. 

Но оказалось, что под Екатеринбургом им всё выдали. То есть на данный момент уже нет надобности тратить такое количество денег.

По ошибке оправили в Луганск

После оформления мобилизованных, в числе которых был Игорь, вместо Елани (там было переполнено) отправили в место сбора под Екатеринбург. Сообщили, что на следующий день их отправят в Ростовской область на военную подготовку. 

В одиннадцать часов вечера он мне звонит и говорит, что они всё-таки вылетают в тот же день. Мы перепугались, потом решили, что ничего страшного: мол улетает потому что, наверное, места нет, где проходить первоначальное обучение. Утром он мне звонит и говорит, что они в Луганске. Я говорю: «В смысле, в Луганске? А как же обучение все остальное?», — вспоминает Алиса.
По ошибке привезли на брошенный завод в Луганске
Фото: 1MI

В Луганске группу военнослужащих разместили на старый завод. Там уже были, по всей видимости, первые мобилизованные мужчины.

У них, кажется, была алкогольная интоксикация. Приступы, как при эпилепсии чуть ли не каждый час. Такой себе коллектив. Они просто там сидели сутки. На следующий день их забрали из Луганска и отправили в Ростовскую область в центр подготовки мобилизованных. Сказали, что в Луганск увезли по ошибке, а теперь отправили на распределение.

Распределили в Белгород — без подготовки

Вскоре после распределения Игорь прибыл в другой населенный пункт. Говорить, куда именно привезли, запрещено, но иногда военнослужащие слышат звуки военной техники. Что касается обучения — его не было.

Обучения у них никакого не было, то есть их распределили и всё. Так, в промежутках между готовкой ему показывают, как надо стрелять, и на этом все обучение двухнедельное закончилось, — рассказала Алиса.
В перерывах между основным занятием показывают, как стрелять
Фото: 1MI

Прошёл почти месяц с мобилизации Игоря. Всё это время он занимается готовкой на полевой кухне. Говорит, что еда точно такая же, как была в армии. 

Кормят тушенкой свинина-говядина, выдали по сухпайку. В рационе — пшёнка, перловка, греча, макароны, овощи. Варит на большое количество в котле, супы идут в трёхлитровых банках, щи варит, готовит салаты, есть капуста, огурцы. Молочного ничего нет, каша на сгущёнке, или просто каша на воде. Есть пюре быстрого приготовления, — делится Алиса.

Без мужа — трудно

Алиса поделилась своими переживаниями. Говорит, что прежний уклад жизни в семье несомненно поменялся. Когда муж был рядом — и с ребёнком проще, и морально легче. Супруги созваниваются один-два раза в день. Кстати, Игорь уже пользуется смартфоном, хотя изначально взял с собой кнопочный аппарат. Даже фотографии присылает.

Тяжело без мужа. У меня на работе график нестабильный. Он тут всегда на подхвате был даже на учебу ребёнка сводить, а сейчас как-то приходится все успевать и поесть приготовить, и прибраться, и отвезти. Сейчас говорит, что более-менее обосновался там, всё хорошо, но по голосу слышно, что переживает. А если он переживает, переживаем и все мы. Непонятно, почему его забрали, в окружении есть крепкие парни, которые служили, мой же держал оружие один раз на присяге. Весом он 60 килограмм, плюс минус, наверное, уже минус. Перенервничал, наверное, 50 с копеечками весит. 

Шестилетнему сыну Никите родители сказали, что папа ушёл во взрослый поход. Про СВО ребёнку не рассказывают, в подробности не посвящают, новости не включают. Сама Алиса тяжело переносит отъезд мужа.

Я и ребёнок практически перестали спать. Особенно после разных новостей... об обстреле Белгорода, например. Когда не можешь дозвониться до мужа, у тебя очередная паника. Привет, панические атаки, в 28 лет я узнала, что это такое.

На выплаты и иные меры поддержки пока Алиса заявление не подавала: информация о порядке их оформления и консультациях в Нижнем Тагиле появилась совсем недавно.