Posted 7 января 10:17

Published 7 января 10:17

Modified 9 января 08:44

Updated 9 января 08:44

Остался с двумя детьми: в Тагиле вдовец винит врачей Демидовской в смерти жены

7 января 2023, 10:17
Фото: 1MI

Житель Нижнего Тагила обвиняет медиков в смерти супруги

Житель Нижнего Тагила уверен, что его 35-летняя жена умерла после ненужной операции, проведенной в Демидовской городской больнице Нижнего Тагила.

Супруги из Нижнего Тагила Андрей и Светлана Бурухины были женаты почти 10 лет. Воспитывали двоих детей — 16-летнего сына Светланы от первого брака и общего ребенка — двухлетнего сына.

Решили проверить здоровье супруги

Каждый год к Новому году у Светланы начиналось обострение хронического гастрита, рассказывает Андрей.

Она ходила к гастроэнтерологу, ей прописывали кучу лекарств и после курса все проходило, скажем так, на ближайший год, — говорит супруг Светланы в беседе с корреспондентом TagilCity.ru.

В конце 2022 года, вспоминает Андрей, у семьи получилась возможность отправить Свету на полноценное медицинское обследование.

Была возможность пройти МРТ за 8400 рублей. По МРТ выявили заужение дистального отдела холедоха, в норме 2 мм, а у Светы — 1,5 мм. Ее гастроэнтеролог отправил на консультацию к хирургу по поводу установки стента. Оказалось, что в Тагиле стенты не ставят, — рассказывает мужчина редакции TagilCity.ru.
Светлана
Фото: Супруг погибшей Андрей

Вместо стентирования сделали другую хирургическую манипуляцию

С результатами анализов Светлана отправилась к докторам Демидовской городской больницы. Лечащим врачом женщины был Андрей Васев, он направил пациентку на госпитализацию. 

В Тагиле доктора взяли Свету на другую процедуру, вместо стентирования. Как пояснил мне доктор, ей сделали рассечение. Рассказали, что процедура это гастроскопическая, под общим наркозом заводят трубку в горло прямо до этого протока. Что там делают, мне непонятно. Как объяснили, простейшая процедура, после которой через неделю Света должна была быть дома. В течение недели еще наблюдают, потом отпускают, — рассказал корреспондент TagilCity.ru супруг Светланы

15 декабря Светлане сделали операцию. После Андрей получил от супруги смс о том, что её оперировал хирург по фамилии Шалагин. 

Из ее смс понятно, что делал Шалагин, но кто именно, не в курсе. Их там три эндоскопических хирурга: старший и двое его сыновей, работающих в одном отделении. Кто из них проводил, я не знаю, больница отказывает в предоставлении документов, — сообщил редакции Андрей. 

Муж Светланы уверен, что именно из-за ошибки, возникшей во время операции, женщина испытывала сильные боли, о чем она написала в смс. Соседка по палате вспоминает, что Света весь день мучилась, плакала и просила избавить ее от боли в брюшной полости, рассказывает муж погибшей. С ее слов, врач, который проводил рентген, сказал, что панкреатит воспалился и когда вводили контраст, он «попал куда-то не туда».

К вечеру ей сделали рентген, по нему все было хорошо. Было отношение медсестер просто безобразное, относились к ней, будто она симулирует боль. Ей ставили сильные обезболивающие, но если они не помогали, значит уже что-то не так. Почему они не отправили ее на МРТ, чтобы подробнее узнать, что с ней случилось? — не понимает Андрей.

Забегая вперед, как выяснилось на вскрытии, у Светланы после операции появилось кровотечение — такой диагноз был установлен врачом-патологоанатомом в свидетельстве о смерти.

Ей что-то повредили, у нее открылось кровотечение. Здесь возникает второй вопрос: почему ее взяли на эту операцию, зная, что у нее плохая свертываемость крови? Она делала анализы. Я так понимаю, они должны были это знать, но ее взяли на эту процедуру, не на стентирование, — недоумевает Андрей.
Причина смерти Светланы - кровотечение, как осложнение, связанное с хирургическим вмешательством
Фото: TagilCity.ru

На утреннем обходе после мучительного дня, как рассказала Андрею соседка по палате, хирург, осмотрев Светлану, сразу же направил ее на операцию.

Она мучилась до утра, до обхода врача. На обходе врач, видимо, что-то усмотрел: по моим догадкам, либо гематомы, либо острый живот, — рассказал Андрей.

Перед этой операцией Светлана написала смс, что поехала на хирургическое вмешательство повторно. Больше на связь она не выходила. Делали ей, по словам Васева, которые приводит Андрей, лапаротомию и ревизию брюшной полости.

Возникает вопрос, если они делали ревизию, почему они не видели это кровотечение? Они ее не лечили от кровотечения, вообще, непонятно, что делали, — недоумевает супруг погибшей.

После второй операции она уже не пришла в сознание, была на аппарате ИВЛ. Как пояснили супругу пациентки тагильские врачи, Светлане диагностировали панкреонекроз (некроз поджелудочной железы).

С поджелудочной железой у нее было все в порядке, есть результаты УЗИ, МРТ на руках, где сказано, что контуры четкие, без особенностей. Некроз — это уже разложение. Возможно, ей повредили что-то, желчь попала в брюшную полость. Как говорят, именно так начинается панкреонекроз. Ее поставили на аппарат ИВЛ. По телефону мне сказали, что ИВЛ — на всякий случай, вдруг возникнут осложнения. Но как получается в действительности, она просто не могла дышать, — рассказывает редакции TagilCity.ru Андрей.

17 декабря Андрею сообщили, что его жену готовят к переводу в Екатеринбург в Свердловскую областную клиническую больницу № 1. 

В субботу 17 декабря в 23:10 ее отправили в Екатеринбург. Скорая медицины катастроф выехала за ней, я как раз застал этот момент, ездил в больницу, в ожидании, что хотя бы увидеть, посмотреть. Она просто была без сознания, на трубках. Что с ней здесь делали, я не могу догадаться? Кровотечение в животе, как можно не заметить, и почему они тут двое суток ничего не делали? Мне кажется, это элементарные законы физики, если в каком-то сосуде нет давления, значит есть где-то утечка, — вспоминает Андрей.

18 декабря Светлане в Екатеринбурге сделали повторную лапаротомию и установили дренажи. Андрей вспоминает, что екатеринбургские врачи не планировали больше делать операции Светлане, ей давали сильнодействующие препараты, которые должны были помочь при панкреонекрозе.

По мне, это бездействие. Если у нее было кровотечение, нужно было его останавливать. Нужно было останавливать, а не просто ждать. По моим впечатлениям, в Екатеринбурге они просто ждали. Чтобы узнать ее состояние, мне приходилось по 2-3 часа дозваниваться, они просто не брали трубку. С врачом я переговорил только на третий день, все время отвечали либо дежурные врачи, либо медсестры. Они говорили, что не имеют права. Врач попадался, он говорил состояние — поступила в тяжелом состоянии, на следующий день стало крайне тяжелое, — рассказывает мужчина.

20 декабря у Светланы случилась остановка сердца, но врачи сумели его запустить.

21 декабря Светланы не стало. Об этом Андрею сообщили в 13:30.

Светлана умерла 21 декабря
Фото: TagilCity.ru

Обращения супруга, а затем вдовца. И ответы ведомств

21 декабря Андрей в надежде на помощь ведомства, обратился в прокуратуру Ленинского района Нижнего Тагила. По факту оказалось, что он сделал это за несколько часов до ее смерти.

Я написал заявление в прокуратуру по факту доведения до тяжелого состояния на Демидовскую больницу. Потом продолжу писать в прокуратуру по факту смерти, — поясняет Андрей.

Однако, по словам юриста Андрея, до сих пор ответа от ведомства не было.

Полагаю, что данной трагедии можно было бы избежать, если бы по факту обращения Андрея в Ленинскую прокуратуру Нижнего Тагила утром 21 декабря, когда он еще обращался по факту доведения его жены до тяжелого состояния, были приняты меры. Но до сегодняшнего дня ответа так и нет. Андрей на тот момент еще не знал, что через несколько часов его жена погибнет, — сообщила редакции TagilCity.ru Юлия Липинская.

Уже после смерти супруги, Андрей написал заявление в Следственный комитет по Верх-Исетскому району Екатеринбурга. Туда его отправили из Следственного отдела по Ленинскому району Нижнего Тагила, сообщила редакции юрист Юлия Липинская.

Силовики Нижнего Тагила направили его туда, даже не разобравшись в ситуации. Ответ, естественно, так никто и не направил. Тут уже вопрос в том, рассматривал ли вообще кто-то его заявление, — говорит юрист.

Еще одна задача, которая стоит перед супругом, получить медицинские документы из Демидовской городской больницы.

17 декабря я разговаривал с хирургом — Васевым Андреем Владимировичем. Он сказал, что даст возможность сфотографировать мне историю болезни. Он сказал: «Нужно будет прийти в понедельник, сейчас документы на подготовке к отправке в Екатеринбург». Когда я в понедельник пришел, Васев со мной разговаривать не стал, даже по телефону не стал общаться. Со мной разговаривал другой доктор, — поясняет Андрей.

Официальный запрос в Демидовскую Андреем был сделан 19 декабря. Выяснилась другая проблема, о которой редакции TagilCity.ru сообщил супруг пациентки Демидовской: по словам медиков, жена не указала его в доверенных лицах. Поэтому документы ему получить пока не удалось.

Такого просто быть не может, чтобы она не указала меня. Ближе родных у нее здесь нет — дядька с двоюродным братом. У нас с ней очень доверительные отношения, кроме меня она не могла написать никого. Врачи утверждают, что она вообще никого не написала. Тогда вопрос — почему они ее взяли на операцию, если она не указала доверенных лиц? — поясняет Андрей.
Ответили, что Светлана не указала законного супруга в числе доверенных лиц
Фото: TagilCity.ru

Интересно, что, по словам юриста Юлии Липинской, в ситуациях, когда умер пятимесячный ребенок и когда умерла Светлана, после осложнений от проведенной операции, — больницы не передали в следственные органы информацию о том, что человек погиб в конкретном медицинском учреждении.

Мне следователь сегодня сказал, что из больниц никто не направлял документы о смерти людей. Именно поэтому не возбуждали уголовное дело, — сообщил юрист редакции TagilCity.ru.

Дело в том, что в случае информирования о смерти пациента следственных органов, семья погибшего получает уведомление следственного органа о принтом процессуальном решении, поясняет юрист. Но соответствующих уведомлений, по заверению пострадавших, не было.

В связи с этим напрашивается вывод: либо медицинское учреждение не уведомляло следственный орган, либо второй не отреагировал на сообщение о смерти человека, — говорит Юлия Липинская.

Супруг погибшей: «Я считаю, просто загубили»

Я считаю, просто загубили. Это медицинская ошибка нелепая. Из-за простейшей операции. Если бы не делали — ничего бы и не было. Как говорят, живут с этим люди, соблюдая диету, прием препаратов. Причина смерти: большая кровопотеря вследствие оперативного вмешательства. Это уже подтвержденный факт, что вследствие врачебной ошибки. Пока ответов от Следственного комитета и прокуратуры нет. Когда я пришел в больницу забирать отказ — ответ на запрос по документам — они даже не знали, что Света умерла. Я разговаривал с юристом, она отрицает вину больницы: «Мы же ее отправили живой». Как так живой? На аппаратах поддержания жизни, уже, можно сказать, не живой человек. Довели, блин! Для них это юридически живой человек. «Как сказала юрист, в Екатеринбурге, бывает, вытягивают пациентов». Такие тоже слова говорят, «бывает», для них это, получается, в порядке вещей, — говорит Андрей.

Уход Светланы стал ударом для семьи. Мужчина остался один, без поддержки супруги, и с двумя детьми. Светлане было 35 лет, прощание с ней состоялось 25 декабря. Сейчас Андрей привыкает к быту втроем — с двумя детьми. Говорит, что ждет, когда младший пойдет в детский сад, чтобы вплотную заняться юридическими вопросами. Все осложняется тем, что у Андрея третья группа инвалидности — поставлен диагноз «бронхиальная астма». Потеря здоровья накладывает ограничения на некоторые виды труда, а, следовательно, и заработка.

Поддержать жителя Нижнего Тагила первой вызвалась Анна — женщина, которая в конце декабря похоронила своего 5-месячного сына. Об этом редакции TagilCity.ru сообщила юрист Юлия Липинская.

В Рождество я хотела бы порадовать детей, представляю, как тяжело отцу, но я хочу им помочь и хоть немного их порадовать, — сказала Анна.

В распоряжении редакции TagilCity.ru есть контакты для оказания помощи, по которым любой желающий может помочь Андрею и его детям.