Posted 21 января 10:28

Published 21 января 10:28

Modified 31 января 09:38

Updated 31 января 09:38

Тагильский УХП ушел от ответственности в 13,4 млн за мусор в карьере Новоасбеста

21 января 2023, 10:28
Фото: TagilCity.ru
«Уралхимпласт» из Нижнего Тагила избежал ответственности и возмещения ущерба из-за строительного мусора, оставшегося от сноса цеха, который был сброшен в один из карьеров рядом с поселком Новоасбест. Дзержинский суд отклонил иск природоохранной прокуратуры на 13,4 млн рублей.

История с захламленным карьером в Новоасбесте началась еще в 2021 году, когда после публикации TagilCity.ru природоохранная прокуратура Нижнего Тагила провела проверку. Несанкционированный сброс отходов подтвердился. 800 кубометров по решению суда ликвидировала администрация Горноуральского округа.

По версии ведомства, еще 3,4 тысячи кубометров отходов принадлежат «Уралхимпласту», и остались они после сноса старого литейного цеха. В результате прокуратура подала иск на возмещение ущерба в размере 13,4 млн рублей к предприятию и еще четырем подрядчикам, которые занимались сносом. Кроме того, МУ МВД «Нижнетагильское» возбудило уголовное дело по статье «Порча земли».

В ходе судебного разбирательства прокурора настаивала на противоправных действия со стороны «Уралхимпласта» и других ответчиков. Они же свою вину полностью отрицали.

Позиция природоохранной прокуратуры

По данным прокуратуры, в ходе следствия было установлено, что между «Уралхимпластом» и ООО «Строймеханизация» был заключен договор на реконструкцию цеха литейных и новолачных смол. Еще один контракт предприятие подписало с ООО «Строй-Заказчик». Эта компания должна была осуществлять надзор за ходом выполняемых работ. В свою очередь «Строймеханизация» наняла на строительство субподрядчика — ООО «Главное строительное управление». А эта компания заключила договор подряда на вывоз мусора с ООО «СтройДорСервис».

Такая цепочка из компаний, задействованных в сносе цеха УХП, привела к тому, что ООО «СтройДорСервис» не стало вывозить отходы на полигон, а заключило договор с МКУ «Управление хозяйством Горноуральского городского округа» и сбросило мусор в карьер.

При этом, как ООО «Главное строительное управление», так и ООО «Строймеханизация», а также ООО «Уралхимпласт — Хюттенес Альбертус», указанные работы, противоречащие закону, проектной документации и существующим между ними договорам взаимно и последовательно приняты, без каких-либо замечаний, — считает, согласно судебному решению, надзорное ведомство.

Позиция ответчиков

Представители «Уралхимпласта», одним из которых был сын председателя городской думы Нижнего Тагила Вадима Раудштейна, занимающийся юридической деятельностью, заявили, что предприятие никого отношения к сбросу мусора в карьер не имеет и подобных распоряжений подрядчику не отдавало.

ООО «Уралхимпласт-Хюттенес Альбертус» в соответствии с условиями договора контролировал процесс выбора субподрядчиков, запрашивал протоколы и письма, где обязательным условием указана обязанность размещения промышленных отходов на полигоне. Также, по условиям дополнительных соглашений стоимость работ по утилизации промышленных отходов была фиксированная и включала в себя стоимость размещения на специализированном полигоне, — заявили представители УХП.

Не согласилась с доводами прокурора и последняя компания в цепочке — ООО «СтройДорСервис». Примечательно, что организация признала, что осуществляла сброс на дно карьера, но не мусора, а якобы трех тысяч тонн безопасного грунта с места стройки. Это и стало предметом договора с МКУ «Управление хозяйством Горноуральского городского округа». В суде свои действия компания назвала помощью в рекультивации земель.

ООО «СтройДорСервис» в рамках договора поставки грунта осуществляет обратные действия причинению вреда — поставляет грунт для рекультивации земель, то есть участвует в мероприятии по предотвращению деградации (или) восстановлению их плодородия посредством приведения земель в состояние, пригодное для их использования в соответствии с целевым назначением и разрешенным использованием, в том числе путем устранения последствий загрязнения почвы, — пояснила в суде представитель ответчика.

А непосредственно мусор в размере 517 тонн с места сноса цеха, по словам представителя «СтройДорСервис», был вывезен на специализированный полигон после договора с ООО «Тагилспецтранс». Стоит отметить, что по техзаданию компания должна была вывезти 3,5 тысячи тонн отходов. Почему произошла такая такая разница между планом и фактом, представитель «СтройДорСервис» в суде не пояснила. 

Кроме того, ООО «Тагилспецтранс» подтвердило в суде факт передачи отходов от ООО «СтройДорСервис». Однако пояснило, что не располагает информацией, с какого объекта они были доставлены.

Представители ООО «Строй-Заказчик», ООО «Строймеханизация», ООО «Главное строительное управление» также вину компаний в загрязнении почвы в суде отрицали.

Решение суда

Дзержинский суд принимал решение по делу основываясь, в том числе, на заключение экспертов ООО «Агентство Судебных Независимых Экспертиз и Исследований». После осмотра специалисты подтвердили факт незаконной свалки в карьере и рядом с ним. Они обнаружили множество отходов от строительства, старой мебели, шин, сломанных электроприборов и другого мусора. Нашли и эксперты предполагаемое место сброса грунта — в 400 метрах от карьера.

Грунт на исследуемом участке содержит органоминеральные компоненты, характерные для дерново-подзолистой и/или подзолистой почвы, а также песок, камни, растительные остатки, щебень, шлак, обломки кирпича, обломки каменного строительного материала, обломки шифера, битум, арболит, — говорится в заключении.

Также на участке имелись следы тяжелой техники и признаки утрамбования почвы. Из-за смешения с мусором и естественной почвой установить, что грунт является привезенным, было невозможно. 

Совпадает ли данный грунт по своим химическим и морфологическим особенностям с грунтом, находящемся под зданием цеха по производству литейных и новолачных смол, установить не представляется возможным, поскольку в настоящий момент на исследуемом земельном произошло смешение грунта и ТБО, — посчитали эксперты.

На основании этого суду не хватило доказательств причинения вреда почве и он полностью отказал в удовлетворении иска природоохранной прокуратуры.