карточки на tagilcity.ru
Станкостроение в Свердловской области
В 2017 году российские предприятия закупят станков на 62 миллиарда рублей. Большая часть этих денег достанется иностранным производителям.
Россия может обходиться без импортных станков, уверяют эксперты.
Что не хватает российскому рынку станкостроения? Могут ли свердловские станки конкурировать с импортными? Ощущает ли региональный производитель государственную поддержку?
62 млрд руб*
- 9 млрд руб. отечественное производство

- 53 млрд руб. импорт
* По данным Минпромторга
Сергей Катырин
Президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации
«Свято место пусто не бывает - там, где ушли европейцы со своими санкциями, пришли другие производители с адекватным качеством и стоимостью товара».
Сергей Катырин
Президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации
«Свято место пусто не бывает - там, где ушли европейцы со своими санкциями, пришли другие производители с адекватным качеством и стоимостью товара».
До 60 процентов номенклатуры, которую мы видим у наших заказчиков, которую они сейчас покупают за рубежом, мы можем её производить такого же качества и функционала.
Сергей Недорослев
Совладелец компании «Стан».
Станкостроение в Свердловской области
В Свердловской области около 10 предприятий производят оборудования и машины для сельского хозяйства. Машиностроение и оборонные комплексы обеспечивают около 28% отгрузки в обрабатывающей промышленности региона.
По словам губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, в регионе осваиваются наукоемкие направления, связанные со станкостроением. На сайте губернатора отмечается, что изделия уральских заводов экспортируются в 90 стран.
По объемам внешнеторгового оборота на рынке станкостроения Свердловская область занимает 3 место.
Машиностроение Свердловской области имеет высокий экспортный потенциал. На экспорте продукции данной отрасли в 2014 году регион заработал свыше 1,1 млрд долларов США, а в 2016 году прибыль составила 1,8 млрд рублей.

Развитие машиностроения, как и любой другой промышленности, невозможно без качественных и доступных станков.
С какими трудностями сталкиваются участники рынка станкостроения в Свердловской области?
Если взять Тагил, Екатеринбург, Урал, то Тагил для станкостроения - это мертвая зона. Смысла нет что-то развивать, открывать, нет такого рынка сбыта. Хотя, допустим, опыт новосибирских коллег показывает, что можно производить станки и по всей России продавать. В Омске есть опыт. Но опять же, сейчас это называется российское станкостроение, но на практике всё собирается, комплектуется из китайских всяких деталей. То есть солянка собирается здесь, а называется российским производством. Так выгоднее, хоть и не честно. Произвести, произвели, а как сбывать? И это уже вопрос господдержки.
Цыкин Данил Евгеньевич
Росмарк-Сталь.
«Очень долгое время отечественное станкостроение в России не развивалось, а выживало. В связи с этим отрасль была серьезно отброшена назад. К настоящему времени собственные конструкторские и технологические разработки практически отсутствуют», – отмечает гендиректор свердловского предприятия «Пумори-инжиниринг инвест» Владимир Ревзин.
По мнению генерального директора ВНИИ «Инструмент» Георгия Боровского, одна из проблем отечественного станкостроения связана с тем, что стоимость разработки высококлассного станка выше суммы, по которой он потом реализуется.

«Сегодня разработка высококлассного прецизионного станка или пятикоординатного станка, который ставится на изделие, стоит примерно 100-200 миллионов рублей. Он сам в рынке будет стоить от 30 до 100 миллионов».
Что почем в серийном станке?
40%
Стоимость комплектующих материалов
25%
Оплата сборки
20%
Налог
5%
Собственное развитие
Для снижения импортозависимости глава минпрома Свердловской области Андрей Минсюра предложил облегчить работу малых и средних предприятий:
«Предприятия вынуждены тратить от 1,5 млн до 3 млн рублей на сертификацию своих разработок на начальном этапе, потому что им это навязывает крупный заказчик».
Дефицит инженерных кадров и дорогая рабочая сила – еще одна трудность, с которой столкнулись тагильские бизнесмены.
Рабочая сила в России - она значительна дороже. Если китайцу достаточно чашки риса и шорты на все лето, то русскому надо трехразовое питание, одежду на 4 сезона и жене шубу. У нас уровень зарплат выше. Это все уходит в себестоимость. Всегда было так, что собрать где-то готовую продукцию и растоможить ее дешевле, нежели здесь чем-то заниматься. Да профессионалов в этой сфере у нас не так много.
Цыкин Данил Евгеньевич
Росмарк-Сталь.
Эффективна ли господдержка и ощущают ли ее регионы?

Эксперты утверждают, что без государства в российском станкостроении почти ничего не происходит.

На сайте Правительства Свердловской области сообщается, что для развития машиностроения Уральского региона существует 50 механизмов господдержки. В 2017 году свыше 1,5 млрд рублей было привлечено в отрасль.
На господдержку я бы вообще не рассчитывал. Как правило, это палка о двух концах, особо помощи не дождешься, больше бумаг будешь заполнять, больше отчетности понадобится. А субсидии - там же надо бизнес план писать, когда ты эти деньги вернешь. Может, они и безвозмездно дают, а планируют получить от тебя в виде налогов. А у оборудования всегда срок окупаемости 3-5 лет. Да и могут политические ситуации в стране измениться. С турками мы то работаем, то не работаем. Мы только начали работать, потом с турками поругались и всё. А люди нуждались в этом оборудовании. Мое личное мнение: я бы как патриот сказал, давайте в России делать, зачем мы зависим от кого-то, но если отматывать эти 2,5 года, волна пошла, все закрыли, поставщиков отправили, границы закрыли, все обрадовались, но в итоге, все кто побежал в эту отрасль, остался в неудобном положении. Это же инвестиции, срок окупаемости, ссуды, а в итоге, границы потом открыли и мы не смогли конкурировать. У нас стараются все по-честному, без химикатов, без бананов за две недели, и как мы можем конкурировать?

Цыкин Данил Евгеньевич
Росмарк-Сталь.
С 2011 года в России действует запрет на импорт оборудования при наличии отечественного аналога.

А в 2015 году правительство запустило квотирования при реализации госпрограмм. К 2020 году власти намерены довести квоту до 60% в пользу закупок российского.
Исполняющий обязанности министра промышленности и науки региона Сергей Пересторонин сообщил, что в настоящее время технологический, кадровый и инфраструктурный потенциал машиностроительного комплекса Свердловской области позволяет обеспечивать устойчивое развитие станкостроения.

По оценкам Минпромторга, к 2020 году спрос на автоматизированное оборудование возрастет до 86% в общем объеме потребления станков. А после 2030 года станки без числового программного

управления покупать почти перестанут. Но сосредоточиться на выпуске дорогостоящего оборудования ещё недавно было опрометчивым решением. Росту сектора помогли санкции и скачок курса рубля.

Из Резервного фонда правительством выделено 3 миллиарда рублей. Один миллиард как раз нацелен на то, чтобы новые партии, пилотные партии товаров субсидировать от 15 до 50 процентов. То есть потребитель может получить до 50 процентов стоимости пилотной партии станкостроенияСергей Катырин, председатель Торгово-промышленной палаты России
Сергей Катырин, председатель Торгово-промышленной палаты России
«Конечно, с коммерческой точки зрения, нам хотелось бы, чтобы какие-то изменения в законодательстве произошли. Я работаю по всем регионам, не только Урал. Опыт показывает, что крупные предприятия переходят на работу напрямую с поставщиками, с Европой, сами таможат, у них есть службы внешней деятельности. НТМК, ВСМПО, они давно уже это практикуют все, соответственно, что тут развивать, если крупные предприятия ориентированы на поставщика напрямую? Они не нуждаются в региональных представительствах. Частный бизнес стоит, проседает. Стагнация идет, роста точно нет», - Цыкин Данил Евгеньевич, Росмарк-Сталь.
Текст, оформление: Камила Мориак
Подписаться на новости