Буллинг в УГМС. Как TagilCity.ru запретили измерять качество воздуха в Нижнем Тагиле

Буллинг в УГМС. Как TagilCity.ru запретили измерять качество воздуха в Нижнем Тагиле
3 марта , 19:33Здоровье и экология
Сорок четыре. Сорок пять, сорок шесть, сорок семь. Сорок восемь. Возвращаюсь из Екатеринбурга раздавленная, опустошенная, считаю встречные машины, чтобы не разрыдаться. Не хочу думать, не хочу вспоминать.

Дура, дура, Аня, какая же ты дура, наивная девчонка, как можно было поверить этим людям, допустить, что они хотят улучшать жизнь, делать общее дело, что они способны на созидание. Двести восемнадцать, двести девятнадцать.

С утра ехала в Екатеринбург, кажется, другим человеком. Воодушевлена и взволнована. Три месяца работы по мониторингу загрязнения воздуха в Нижнем Тагиле привели к неожиданному результату — УГМС пригласили на встречу: познакомиться, пообщаться, консолидировать усилия. Это не просто важный этап — это прорыв.

Еще в 2019 году, когда Нижний Тагил попал в пилотный проект «Чистый воздух», то есть был признан одним из 12 самых загрязненных городов России никто не удивился. «Мы и так это знали» — говорили жители. Выбросы градообразующих заводов, отсутствие санитарно-защитных зон вокруг них, грязная вода — мы все к этому давно привыкли. Это наши будни, наша повседневность. Но то, что мы принимаем за норму, — не нормально.

В этот период редакция TagilCity.ru пережила нелегкий процесс переосмысления своей сути: мы осознали и свои возможности, и свои задачи. Пусть мы не можем изменить ситуацию, но мы можем рассказать жителям о реальном положении дел: о том, в каких экологических условиях мы живем, как к этому пришли и что можно сделать, чтобы улучшить жизнь тагильчан.

В течение года мы разбирались и публиковали в виде спецпроектов свои расследования. Одним из ключевых материалов стала публикация списка вредных веществ, которые выбрасывает каждое крупное предприятие Нижнего Тагила. Мы указали объем этих выбросов, предельно допустимую концентрацию в воздухе, а также последствия, которые наличие таких веществ в атмосфере оказывает на человека.

Следующим логичным шагом в этом процессе стала фиксация концентрации вредных веществ в городе. Наверняка же существует служба, ведомство, которое ежедневно измеряет, выявляет и фиксирует количество вредных примесей в атмосфере. Как-то же определили, что Нижний Тагил — один из самых загрязненных городов России. Должны быть данные.

Выяснилось, что за экологией Нижнего Тагила следит 5 ведомств: министерство экологии Свердловской области, Роспотребнадзор, Росприроднадзор, природоохранная прокуратура и федеральная служба мониторинга окружающей среды (УГМС). Последние как раз и проверяют воздух на «качество».

У нас была примитивная задумка — раз УГМС мониторит уровень загрязнения воздуха и публикует данные исследований на своем сайте, мы могли бы дублировать эти данные на TagilCity.ru. Аудитория издания несравнимо больше аудитории сайта УГМС и если их функция информировать общественность, то чиновники, вероятно, будут очень рады такому сотрудничеству. Увы.

Замеры

Во-первых, на сайте УГМС нет данных за каждый день. Во-вторых, спектр измеряемых веществ ограничен. В-третьих, новости о выявленном превышении ПДК могут быть опубликованы и через неделю и это, конечно, имеет значение. Одно дело знать, что сегодня, например, безветренная погода и уже зафиксировано превышение формальдегида, совсем другое — узнать, что неделю назад было какое-то превышение.

Более того, УГМС никак не учитывает эффект суммации — это своего рода эффект суммарного вреда, когда по отдельности превышение ПДК веществ выглядит не страшным, но вместе делают воздух очень токсичным. В-четвертых, и это самое главное, мы наблюдали диссонанс — в социальных сетях жители массово жалуются на специфические химические запахи, мы как жители и сами их чувствуем, но нет зафиксированных нарушений, а если и есть, то незначительные.

Мы задавали эти вопросы УГМС, но, скажу прямо, диалога не получилось. Актуальных ежедневных данных не появилось, оперативных публикаций тоже, эффект суммации продолжали игнорировать. Все что мы могли зафиксировать — это информационный вакуум. Что нам оставалось? Мы купили газоанализатор Геолан-1П. Этот прибор имеет специальную поверку, выданную аккредитованной организацией, и оснащен датчиками, определяющими наличие в воздухе пяти веществ — диоксида азота, формальдегида, диоксида серы, синильной кислоты и сероводорода.

За первые 60 дней измерений мы фиксировали превышения разовой ПДК в течение 33 дней, пиковые значения по веществам достигали цифр в десятки раз выше разовых ПДК. И в течение всего периода данные УГМС регулярно имели расхождения с нашими: когда наш прибор фиксировал наличие веществ в воздухе, станции УГМС могли ничего не показывать.

В конце концов мы видим отклик наших читателей — жителей Нижнего Тагила. С нами на замеры даже стали проситься эко-активисты. Исповедуя принцип максимальной прозрачности, открытости, мы с радостью согласились такой компании и в дальнейшем будем приглашать жителей участвовать в замерах.

И вот пару недель назад один из таких активистов Андрей Волегов сообщил, что нас приглашают специалисты УГМС — познакомиться, пообщаться, консолидировать усилия. Наконец-то, подумали мы, профессиональная мониторинговая организация с опытными сотрудниками, с оборудованием за десятки миллионов рублей увидела в нас единомышленников. Да, мы понимали, что в наших замерах могут быть изъяны и нам, возможно, предстоят патерналистские отношения, придется выслушать наставления «бывалых замерщиков» — ну и отлично, чем больше мы услышим нотаций, тем качественнее будут наши замеры, тем лучше для жителей Нижнего Тагила. Увы.

Буллинг

Триста четырнадцать, триста пятнадцать, триста шестнадцать. Почему они записали нас во враги? Почему родилась претензия? Если мастер-скульптор видит, как начинающий гончар плохо делает свою работу, станет ли он его ненавидеть за это? Только, если гончар разрушил монополию мастера на глиняные горшки.

Жесть началась еще до официальной встречи, то есть до того, как мы сели за «стол переговоров». Начальник отдела информационного-аналитического обеспечения Ольга Игнатова встретила нас с надменным видом и презрением, показывала, что считает все наши замеры какой-то детской игрой, а мониторинг состояния воздуха имеют право проводить только метеорологи с особым образованием и особыми приборами.

Все продолжилось и в ходе официальной встречи. 10 человек собралось за большим столом. Наш газоанализатор стоит в центре. Коллектив УГМС выдвигал одно бескомпромиссное требование: прекратите замерять вредные примеси воздуха и публиковать результаты своих замеров. То они говорят, что никогда не слышали про Геолан-1П, и даже название не помнят, то поражают цитированием инструкции к прибору. Перебивают друг друга, повышают тон, ссылаются на ГОСТы по делу и без, намекают на мою необразованность. Я будто оказалась на ковре у директора школы, где никому не интересны твои намерения, никто не ищет конструктивного решения, нет никакого «мы», есть только повелительное наклонение: прекрати, а не то наклонение станет унизительным. Начали угрожать судом. Посмотрите короткое видео со встречи, оно ярче любых слов.

Я растерялась. Триста двадцать два, триста двадцать три. Проехали Невьянск, скоро буду дома.

Я растерялась. Не знаю, почему не стала спорить. Почему не смогла уйти. Действительно, почему я не ушла? Бессильно ждала, когда же это закончится.

Закончилось. Аня, успокаивайся. Ты жива, не произошло ничего страшного. Ничего непоправимого. Запиши содержательную часть, бери из ситуации пользу.

Итак, претензии:

  • наша редакция не прошла аккредитацию на право проводить мониторинг воздуха;
  • наш газоанализатор не входит в список приборов Главной геофизической лаборатории, допущенных до измерений;
  • замеры проводятся неправильно, поэтому данные некорректны.

Кажется, это все. Нужно будет проконсультироваться у юристов, с какого момента в России нельзя гражданам замерять объемы вредных выбросов в воздухе и делиться своими наблюдениями. Или дело в том, что мы — СМИ? А является ли действия сотрудников УГМС ограничением деятельности журналиста и нарушением закона о СМИ?

Оk, бумер

Успокоилась. Эмоции мешают видеть суть. Почему они записали нас во враги — некорректный вопрос. Корректный — почему публикация альтернативных результатов исследования воздуха так сильно раздражает их? Или не их, а кого-то еще? Кого-то, кто хотел бы контролировать мониторинг, жонглировать замерами. Сложно сказать определенно.

Вообще все произошло очень глупо и неправильно. Могли бы сделать нас союзниками. Одно ведь дело делаем. А по-разному.

Мы не остановимся, мы продолжим исследовать качество воздуха в Нижнем Тагиле и открыто публиковать результаты на сайте TagilCity.ru.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter