Эксперты: В России нужно внедрить единый стандарт оценки экологического ущерба

Эксперты: В России нужно внедрить единый стандарт оценки экологического ущерба
Эксперты: В России нужно внедрить единый стандарт оценки экологического ущерба
20 августа, 22:48Здоровье и экологияФото: pxhere.com
В России профильные ведомства по-разному оценивают размер ущерба экологии от последствий техногенных катастроф. Специалисты предлагают ввести единый стандарт оценки и зависящих от нее штрафов в данном сегменте.

К примеру, из-за поломки оборудования Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийском порту случился выброс нефти. СМИ писали о том, что участок загрязнения составлял 200 квадратных метров, однако из Института космических исследований РАН поступила иная информация — ведомство делало снимки загрязненной поверхности со спутника. Согласно этим снимкам, нефтяное пятно было больше в 400 тысяч раз. Как сообщает newizv.ru, КТК заявил об утечке 10 тонн топлива, а зафиксированная со спутника панорама показывала не менее 5000 тонн разлитой нефти. Росприроднадзор, в свою очередь, также организовал проверку. Однако разные ведомства представляли отличные друг от друга данные, и предполагаемый ущерб от экологической катастрофы, по их оценкам, варьировался от нескольких сотен тысяч рублей до 5 миллиардов рублей.

Член-корреспондент РАЕН, заслуженный работник рыбного хозяйства России Александр Белоусов отмечает, что государство сейчас серьезно подходит к оценке экоущерба. Но проблема в экспертной оценке и связанных с ней штрафах, которые отличаются в разных ведомствах, все-таки существует. Из-за частных случаев, когда оценки даются необъективно, у предпринимателей складывается мнение, что штрафы взимаются не для компенсации ущерба, нанесенного природе, а начисляются как предлог, чтобы отобрать бизнес. При этом штрафы практически никак не компенсируют нанесенный окружающей среде ущерб — только 2% от взимаемой суммы поступают на финансирование экопроектов.

Также сейчас в России нет действенной и объективной судебно-экологической экспертизы, которая помогла бы избежать разночтений при вынесении итогового вердикта об экологическом ущербе. Как итог, компании занижают размеры ущерба, стремясь избежать лишних расходов, пока государственные структуры и местные администрации ищут поводы, как таким способом пополнить казну. Они включают в сумму нанесенного ущерба упущенную выгоду и недополученную прибыль, что на бумаге означает гибель природы, которой в конкретном районе никогда не было в таких масштабах.

В качестве примера можно указать иск Росрыболовства к «Норникелю», где физический ущерб озеру Пясино был оценен в 8,89 тысячи тонн водных биоресурсов.

Александр Белоусов сравнивает такой показатель ущерба с потерями Обь-Иртышского бассейна в связи со строительством порта Сабетта. Однако в озере Пясино не водится такого количества рыбы, которое насчитали представители ведомства.

А в современном мире техногенные катастрофы выступают неизбежной реальностью. В итоге из-за спекуляции на оценке ущерба у всех причастных к конкретному разбирательству — как у бизнесменов, так и у местного населения — складывается неверное представление о природоохранных структурах. Предпринимателям, чтобы не платить огромные штрафы, приходится переходить на серые схемы или полностью выходить из-под российской юрисдикции.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter