Сотрудница ГИБДД Нижнего Тагила - о «мужской профессии», спасенных жизнях и страхах

Сотрудница ГИБДД Нижнего Тагила - о «мужской профессии», спасенных жизнях и страхах

7 марта, 14:43ОбществоTagilCity.ru
Госавтоинспектор – далеко не женская работа. Но всё больше представительниц прекрасного пола с жезлом в руках встречается на дороге. Старший инспектор пропаганды ОГИБДД Нижнего Тагила Ксения Морозовская рассказала корреспонденту TagilCity.ru, как не потерять женственность и очарование будучи «универсальным солдатом».

«Просто в один момент решила, что будет так»

В 9 классе я уже знала, что пойду работать в органы внутренних дел. Мои родители были, конечно, против – мама - стоматолог, папа – водитель. А я мечтала поступить в школу милиции Нижнего Тагила, но не сложилось. В итоге закончила 11 класс и подала документы на юридический факультет, а спустя пять лет осуществила свою мечту. Почему хотела стать полицейским – да кто его знает. Просто в один момент решила, что будет так, а не иначе.

Ксения Морозовская на рабочем месте
Photo:из личного архива Ксении Морозовской

«От этого очень устаёшь»

С одной стороны, от этого очень устаёшь – могут вызвать в выходные или ночью на какую-то резонансную аварию, где пострадало много людей или есть погибшие. Да-да, это не редкость, как думают многие. Но служба есть служба – я её выбрала сама, поэтому жаловаться не хочу. Я люблю свою работу, получаю от неё удовольствие. Мне нравится объяснять и маленьким детям, и даже серьёзным взрослым дядям, как важно соблюдать безопасность на дороге. Иногда после таких бесед люди говорят «спасибо», а особенно чувствительные даже плачут. Это очень сложно и интересно – донести до людей то, что они сами в ответе за свои поступки. Например, ребёнок не виноват, что едет не пристёгнутым ремнями безопасности или перебегает дорогу в неположенном месте. Это родители, школа и мы не смогли донести до него всю опасность таких поступков. Даже во время рейдов, когда я останавливаю нарушителя, я не только составляю на него протокол или делаю предупреждение. Я «профилактирую». Это неотъемлемая часть меня. Невозможно работать в отделении пропаганды, не веря в то, что безопасность наше всё. Думаю, у многих после такой беседы появляется осознание.

Запись песни в подарок мужчинам на 23 февраля
Photo:из личного архива Ксении Морозовской

«Пытаюсь абстрагироваться»

Знаете, до того, как сама стала мамой, я по-другому относилась к работе. Иначе смотрела на пострадавших в ДТП, не так остро чувствовала боль людей. Сейчас мне становится иногда даже страшно, видя, что именно могло произойти. Но, приходя домой, я пытаюсь абстрагироваться от работы. Дома я только мама и любимая женщина. Личностные качества тоже накладывают отпечаток – люблю работать с детьми, особенно маленькими. Они как чистый лист, на котором я могу написать именно те нормы и правила поведения, которые должны быть в нормальном человеческом обществе.

Ксения Морозовская с отрядом юных инспекторов дорожного движения
Photo:из личного архива Ксении Морозовской

«Боюсь ездить за рулём»

Служба в Госавтоинспекции не делит сотрудников на мужчин и женщин. Мне не делают поблажки. Иногда приходится отвечать за все службы ведомства – технадзор, пропаганду, ДПС. Я должна быть в курсе всех событий. Кто-то учит детей в школе, кто-то лечит людей, а кто-то ездит на ДТП и рассказывает о безопасности дорожного движения. У каждой работы своя специфика. Конечно, есть профдеформация, без этого никак – вот я боюсь ездить за рулём на дальние расстояния, по трассе. Раньше страха не было, а со временем он появился - после стольких увиденных аварий. Почти все инспекторы на дороге суровые, их боятся и не любят, а дома – это лучшие мужья и отцы. У нас нет сверхспособностей, у нас работа такая.

«Мы не ведём подсчёт живых»

Порой поражаюсь смелости наших мужчин – они не боятся в одиночку преследовать правонарушителей и преступников, могут и в огонь, и в воду. Без оглядки. Например, был случай, когда жители одного из посёлков под Нижним Тагилом обнаружили утонувший в выработках автомобиль. В такой глуши не ловит сотовая связь, спецтехнике ехать по лесу очень долго и проблематично. В итоге внедорожник достали своими силами сотрудники розыска, технадзора и сам начальник ГИБДД Анатолий Чернов. На улице было холодно, шёл дождь, мужчины промокли до нитки, да и вообще могли провалиться в эту яму. Но не побоялись и вытащили машину – за рулём был водитель. К сожалению, его спасти не удалось. Нашу работу не видят изнутри, не знают, чем приходится иногда жертвовать. Мы не ведём подсчёт тех людей, которые благодаря нашим сотрудникам остались в живых – это и попавшие в аварию, и замерзающие на трассе, и потерявшиеся в лесу люди. Об этом не принято рассказывать.

«Не будешь слушаться, тебя заберут в отделение»

Часто слышу, как детей пугают полицейскими – мол, не будешь слушаться, заберут в отделение. Некоторые родители и педагоги даже дошколят пугают полицией. Это в корне неправильно – мы не карательный орган, мы помогаем людям. Полицейские – такие же люди, у которых есть семьи, есть проблемы и жизненные неурядицы. У нас тоже бывает плохое настроение и может болеть голова. Но мы не выносим свои семейные проблемы на публику, мы приходим на работу и несём службу.

«Дочь останавливать не стану»

Моя дочь говорит, что я лучшая мама на свете. Не смотря на мою тотальную занятость и бешеный график работы, я нахожу время на семью. Например, в выходные мы с дочкой ходим в театры, кино, ездим кататься на коньках и лыжах зимой, на велосипедах и роликах летом. Мы не просто мама и дочь – мы подруги. Она понимает меня лучше других, иногда помогает с работой. Мечтает в будущем быть врачом или воспитателем, но, если решит связать свою жизнь со службой в полиции – останавливать не стану.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter