«Даже бомжи разбираются в кино». Интервью с членом гильдии документалистов России

«Даже бомжи разбираются в кино». Интервью с членом гильдии документалистов России

8 октября 2019, 08:24ОбществоАлександр ЗверевPhoto: личный архив Виталия Скорева
На прошлой неделе в Нижнем Тагиле седьмой раз прошёл фестиваль документального кино «Россия». Его куратор, методист театра «Красногвардеец» и член гильдии документалистов России Виталий Скорев рассказал TagilCity.ru, как развивается тагильский кинематограф и почему документалка «Большой Нижний Тагил» — это не фильм.

Что даёт членство в киногильдии?

Возможности для развития кинотеатра. Многие фестивали уже смотрят по-другому, если их зовёт член гильдии. Также я могу проходить аккредитацию на любые фестивали — если не мира, то России точно. В гильдии я — единственный сотрудник кинотеатра, обычно там продюсеры, режиссёры, операторы. Хотя сотрудники кинотеатров тоже видят, что нравится зрителю, а что нет.

Виталий Скорев
Photo:личный архив Виталия Скорева

Недавно вышла первая часть документального фильма «Большой Нижний Тагил». Понравился?

Начну с того, что я люблю всех людей, кто занимается творчеством, но, когда смотрю этот фильм с профессиональной стороны, то фильмом его назвать не могу — из-за отсутствия монтажа и отсутствия чувства меры. Последнее выражается в постоянных кадрах с квадрокоптера. Такой вид съёмки сейчас популярен, но выставлять его нужно умело. [В «БНТ»] рассказывают одно, а в кадре — тот же храм сверху. Мне скучно. Однако, как любительский фильм, как рассказ о Нижнем Тагиле, о его истории — это отлично.

Photo:личный архив Виталия Скорева

Как вообще в Нижнем Тагиле обстоят дела с кинематографом?

Все тагильские киностудии — любительские. Единственный известный мне профессионал — это Владимир Уфимцев, который преподаёт в ГДДЮТ. У него были полные метры на Свердловской киностудии, а в его фильме «Зверь ликующий» впервые сложился актёрский дуэт Евгения Миронова и Владимира Машкова. К сожалению, он больше не снимает. Ещё в Тагиле жил Валерий Огородников, который снял «Взломщика» с Константином Кинчевым в главной роли. Сейчас у нас никого нет. Недавно проходил фестиваль местного кино [«Вверх по вертикали"] — к сожалению, это хоумвидео. Сейчас техника позволяет многим снимать своё. Если Ленин говорил, что любая кухарка может управлять государством, то сейчас каждый со смартфоном считает, что может снять кино. Но кино — это искусство, только о монтаже и композиции кадров несколько учебников. Без этих знаний нельзя делать кино.

Photo:личный архив Виталия Скорева

Возможно ли развитие тагильского кинематографа?

Конечно. Давненько создавалась детская школа кино. Моя задача — научить людей смотреть фильмы, потому что это тоже нужно уметь. Как написано в книге Александра Митты «Кино между адом и раем», очень хочется, чтобы зритель понимал, что ты показываешь. У нас была идея возобновить лекции для молодежи, но как-то мы всё разговариваем, а дальше не уходит. Сейчас у нас есть направление — «Киноакадемия», приходят пенсионеры из реабилитационных центров, я стараюсь показать им хорошее кино и что-то рассказать перед сеансом. Им уже нравится, особенно, когда я показываю малоизвестные советские фильмы из их молодости.

Photo:личный архив Виталия Скорева

Как удалось привезти в Нижний Тагил кинофестиваль «Россия»?

В 2012 году свердловская киностудия «Снега» привезла в кинотеатр «Красногвардеец» премьеру художественного фильма «Последняя игра в куклы». После показов в рамках клуба «Киногурман» проходили творческие встречи со съёмочной группой, среди которых был [режиссёр, сценарист и генеральный директор фестиваля «Россия»] Георгий Негашев. Я сначала второму режиссёру предложил привезти к нам фестиваль, и он одобрил, а потом на перекуре пообщались с Негашевым. Надо отдать ему должное, он поверил в нашего зрителя и согласился. Сначала мы показали несколько лучших работ прошлых годов — это было пробой, как тагильский зритель отреагирует на документальное кино, и публике понравилось. В Екатеринбурге узнали об этом, и к нам хлынул поток режиссёров, на фестивале проводили по несколько творческих встреч. С того момента он проводился ежегодно.

А клуб «Киногурман» как работает?

Его создавали в 2005 году, это была моя идея, а помогала в этом культуролог Ирина Бакуменко. Мы проводили киноперфомансы, показы, ретроспективы, проводили выставки и лекции. Клуб до сих пор посещают, у него сформировалась своя публика, но её стало меньше.

Как «Киногвардейцу» удаётся показывать не всегда кассовые фильмы и оставаться на плаву?

В отличие от других кинотеатров, когда мы ставим блокбастеры, на них никто не идёт. Мы часто берём в основной репертуар фестивальное кино, не зрительское. Сейчас у нас закончился фильм «Бернадет» Линклейтера — известного американского режиссёра, идёт «Свадьба». Это эксклюзивные показы, и больше нигде [в Нижнем Тагиле] они не идут. У нас сейчас есть дистрибьютеры, которые предлагают свои картины, артхаусного направления, в основном — мы зарекомендовали себя. И «Дылда», и «Паразиты», и остальные [фильмы-участники] с Каннского фестиваля у нас прошли отлично. «Дылда» показал один из лучших стартов в России среди провинциальных кинотеатров. Но сложность в том, что хорошего, качественного кино не так много выходит. К тому же, не такой комфортный зал у нас, наверное. С другой стороны, лично я не пойду смотреть Тарковского в «магазин» (кинотеатры, расположенные в торговом центре — прим. ред.) Но всё-таки зацепить человека на деревянном сиденье, чтобы он просмотрел три часа экранного времени — очень сложно. Вот, кстати, интересная история. У большинства [наших] фестивалей показы бесплатные и часто бывало, что приходили маргиналы, чтобы погреться. Во время показа одного фильма, пока я стоял в фойе, из зала вышла женщина-бомж. Я спросил, почему она фильм не смотрит, а та ответила, что он ей показался скучным. Вот так. Даже бомжи начинают в кино разбираться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter