День Победы в Нижнем Тагиле. Надежда Васильевна Рогозина: о войне, о блокаде и о жизни

День Победы в Нижнем Тагиле. Надежда Васильевна Рогозина: о войне, о блокаде и о жизни

9 мая 2014, 11:35
Общество
Сегодня, 9 мая, в России отмечается 69-летие со Дня Победы над фашистами. Тагильчане вышли на торжественный парад, где присутствуют главные гости - те, кто защищал и сохранял Россию, те, кто на себе испытал все ужасы Великой Отечественной Войны.

Городской портал TagilCity.ru в преддверии праздника встретился с тагильчанкой Надеждой Васильевной Рогозиной, которая, без преувеличений, пережила всё.

Надежда Васильевна Рогозина была 10-летним ребенком, когда началась война. В первые дни она попала под бомбежку, была дважды ранена. Первый раз в позвоночник, второй – в голову, с последующей амнезией. Того, что было с ней до войны, до блокады в Ленинграде, не помнит. Много раз пыталась выяснить, зачем же ребят-детдомовцев транспортировали в Санкт-Петербург из Украины. Спустя время узнала, что ребят из разных детских домов с Кубани, из Украины водили в Ленинграде по экскурсиям, пока не началась война, потом выбраться из города не удалось. Блокада. 

Из Ленинграда нас пытались вывести через Москву, но по пути разбомбили состав. Нас как мешки выбрасывали в окна, потом грузили в грузовики, пытались вывезти иными путями, но не сумели. Расселили нас в двухэтажные деревянные дома на Ухте, сначала жили то ли в детском доме, то ли в школе – спали на матах. Запомнилось, потому что для детей это была дикость. Другое – позабылось… всё было занято войной, переплеталось.

Когда начали бросать фугаски, нас, сорванцов, разве загонишь в бомбоубежище? Мы бегали на крышу, кто постарше. Когда я сбрасывала с крыши фугаски, у меня загорелось платье. Я покатилась с крыши, солдат меня спас. И это было даже не один раз!

Потом нас переселили на Васильевский остров, разместив по частным домам. Я попала к хозяину дома по имени Бабенко. Он руководил тем, как люди копали рвы – чтобы танки не проехали. А нас ведь опять разве удержишь дома?

По улицам ходили бульдозеры… и независимо от того, раненый ты или мертвый, всех сталкивали во рвы. Мы прятались под покойников, чтобы не ранило, не убило. Там я обнаружила, что у одного военного, бьется сердце. Мы его долго тащили в медсанбат только ночью, а днем – опасно, техника. Началась бомбежка и была ранена. Вместе с ним попала в госпиталь, там лежали, лечились.

На груди Надежда Васильевна носит памятный знак с надписью «900 дней, 900 ночей». Однако блокадником официально признана не была. Не сошлись «бумажки» - попросили уточнить дату эвакуации по дороге жизни «Ладога». А когда это было, никто не помнит. Оказалось, что 8 дней не хватило, чтобы Надежду Васильевну признали блокадником Ленинграда. 

Уже в Нижнем Тагиле Надежда Васильевна случайно узнала, что у ее соседа по саду есть сестра, которая в Ленинграде спасала тех ребят-детдомовцев, Нина Павлова. А муж Нины - тот самый военный по фамилии Берёзка, который был спасен ребятами от смерти в грязном овраге. Вера с Берёзкой поженились и уехали жить в Анапу. Сейчас их уже нет в живых, рассказывает Надежда Васильевна. Но именно они могли бы подтвердить необходимую информацию о пребывании женщины в Ленинграде во время блокады для признания ее блокадником. Со слезами на глазах Надежда Васильевна рассказывает о такой несправедливости.

Дорога жизни «Ладога» открывалась, в том числе, руками тагильчан. Надежда Васильевна посвятила стих тому времени.

В дороги фронтовые двухтонный грузовик

Ехал в Ленинград блокадный, по Ладоге напрямик.

Со снарядами машина, снег летит из-под колес,

Тут разбитая машина, там опять застрял обоз.

Ждут в полку боеприпасы и другие грузы ждут,

Вдруг налет вечерним часом, немцы рядом, Русь капут.

Что-то стало туговато, с переправы не свернуть,

Я – шофер, советский воин, свое слово я сдержу,

Ценный груз я в срок доставлю, в Ленинград я проскачу.

Жму на газ, лечу на скорость, укрываясь от огня,

А навстречу – танк советский, наша гордость и броня.

Автоматчикам немецким отомстил он за меня.

Я кричу танкистам: «Братцы, вы мне крепко помогли,

В срок в наш полк добраться и от смерти сберегли,

Ехал я из Ленинграда, с Ладоги спешил скорей,

По пути садил в машины раненых больных детей.

Так я ездил многократно, те дороги не забыть,

Те дороги фронтовые, тот двухтонный грузовик…»

Надежда Васильевна рассказывает, как попала в тагильский детдом:

Всех собрали беспризорных в Салде и отправили в режимный детдом в Тагиле. Директором была Лапенко Зинаида Ивановна, она каждого вызывает, спрашивает – кто он и откуда. Я ей рассказываю, что помню: что приехала и госпиталя, была ранена, она не верит. За вранье – меня в карцер, глухую комнату с собакой, которая не даст ни сесть, ни пошевелиться, может разодрать. Она меня там оставила, уехала и несколько дней не подходила и собаку не кормила. Никто не знал, что у меня диабет, нас не обследовали. Я там потеряла сознание. А когда директор опомнилась, пришла в карцер, то увидела, что мы лежим в обнимку с собакой. Та умнее ее оказалась, лижет, согревает меня.

Вскоре объявился Василий Алексеевич с такой же фамилией – Решетников (девичья фамилия Надежды Васильевны). С семьей – второй женой и малолетней дочерью он жил в небольшой комнате в Нижнем Тагиле, 12 квадратных метров. Он и забрал Надю к себе. Казалось бы, радостное известие, но никто не знал, чем это обернется. Василий попросил Надежду съездить в Киров, получить паспорт. Надежда Васильевна однажды лежала там в госпитале, в челюстно-лицевой хирургии. С паспортом и телеграммой Надежда отправилась к отцу в Нижний Тагил. Тут Надя познакомилась с его женой и полуслепой дочерью, которой был необходим особый уход. Так как оба родителя работали учителями за 90 рублей, оплачивать услуги няни не имели возможности. 15-летняя Надя была отличной кандидатурой на место «гувернантки». Уехав с ребенком на некоторое время в Одессу на лечение, семья оставила Надежде 100 рублей, чтобы та не умерла с голоду. В тот момент у молодой девушки не возникло ни единого сомнения, почему же «папа» закрыл на ключ подпол, где лежит картошка и другие овощи. «Я не понимала тогда этого, ведь с родными не жила. Только потом соседи раскрыли всё. Разве от родной дочери будут прятать вещи?».

Прожив две зимы, Надежда поняла, что хочет учиться. Она рвалась к учебе, но семья не давала даже в школу ходить. Кое-как удалось закончить 7 классов, после чего Надя поступила в строительный техникум. Узнав об этом, между мужем и женой произошел серьезный скандал. Девушку попросили сходить за хлебом, а вернувшись, она стала свидетелем разговора. «Была бы родная, мог бы и заставить, а тут – чужая. Как запретишь? Пусть она устраивается в общежитие, надо другую няньку искать». Растерявшись, Надежда вернула хлеб. А на другой день, когда скандал повторился, Надежда ушла из дома в 40-градусный мороз. И больше к ним не вернулась.

Семья Надиной подруги приютила девушку на целых два года, там она жила в роли домработницы. Ухаживала за старой бабушкой, возилась с детьми. Ходила в техникум, в общежитие устроиться не могла, ведь «родные» живут в городе. Вскоре Надежде помогли устроиться на НТМК, где сменила множество специальностей. Позже удалось устроиться в общежитие, где Надежда познакомилась с мужем, вместе они решили поступать в пединститут. Позже, когда в Нижнем Тагиле появился инженерный факультет, Надежда перешла на учебу туда – больше перспектив и зарплата больше, почти в три раза.

В этот год появились новые специальности. Но я немножко освоила… всего четырнадцать смеется Надежда Васильевна.

С таким набором Надежда Васильевна стала покорять школу №10, на Лебяжке. После инженерного ей полагалось приступить к работе, но школа была, по сути, женская, там готовили кондитеров и воспитателей детских садов. От парней там старались избавиться после 7-го класса.

А я пришла со своим уставом. Сказала, что мне нужны парни, я буду готовить автослесарей и механиков. Конечно, специального оборудования не было. Директором школы оказалась моя бывшая учительница Элеонора Яковлевна, которая обрадовалась моему приходу. Она мне сказала, бери власть в свои руки и действуй. Только имей ввиду, что здесь контингент еще тот!

Надежда Васильевна дала объявления о наборе на новые курсы. Раскрыв двери, поставив стол и стул, к будущему учителю выстроилась целая очередь парней и девочек. Вместо того, чтобы проверять документы, Надежда Васильевна начала разговаривать с ребятами, узнавала об их интересах. После чего сама определяла специальность для учеников, предупреждая их о достойном поведении. «Слово дал, не подведи меня!». Так в школу набрали 90 ребят.

Для обучения требовалось необходимое оборудование, которое Надежда Васильевна велела хранить под замком в отдельном кабинете, чтобы не разворовали. Потом общими силами учеников и их родителей навели порядок, оборудовали новую аудиторию, где раньше располагалась библиотека (библиотеку перенесли этажом ниже). Надо сказать, что родители были только рады, что их дети не хулиганят, а занимаются полезным делом, которое им нравится. Как отметила Надежда Васильевна, с такими ребятами нужен особый подход – с ними нужно разговаривать, их важно заинтересовать.

Именно с Надежды Васильевны в Нижнем Тагиле началось развитие местного кинодела. В кинотеатрах работали ее ученики, а первое в городе специализированное оборудование появилось благодаря ей – в Свердловске списывали агрегаты, которые совершенно бесплатно достались Нижнему Тагилу.

Внуки и дети Надежды Васильевны живут по всей России – в Архангельске, в Санкт-Петербурге. У Надежды Васильевны живет только кошечка Маня, которую она очень любит.

Этому периоду жизни Надежда Васильевна посвятила стих:

Душа моя поет, диплом в руках, к мечте открыты двери,

И делаю я в жизни поворот, и птицею лечу к заветной цели.

Учеба, спорт, семья! Я устали не знаю…

Зачем считать года? О них я забываю.

Вот мне уже за …

Спортивный стиль на строгий я меняю,

Сидеть без дела это не по мне.

И снова я профессию меняю.

Чтоб новым в совершенстве овладеть

И пользу приносить стране и людям,

Зачем же мне о прожитом жалеть?

Свои года мы вновь считать не будем.

У Надежды Васильевны набралось три сборника ненапечатанных стихов. В Нижнем Тагиле их знали и всегда хотели слышать на праздничных мероприятиях. Однажды Надежда Васильевна решила напечатать их, но узнав баснословную цену, от идеи отказалась… и в порыве обиды и злости сожгла все свои записи в садовской печи.  

Надежда Васильевна – очень активный человек, однако сейчас подводит здоровье. Она является председателем общественной организации «Мемориал» по защите прав репрессированных, инвалидов и тружеников тыла. На ее плечах – более сотни подопечных, которых необходимо навещать, помогать. Слова благодарности публиковались в городских СМИ, благодарственные письма и дипломы уже не вмещают книжные полки.

Надежда Васильевна – ветеран войны, ветеран труда, она носит медали «За доблестный и самоотверженный труд в период ВОВ», 50-лет, 60-лет, 65-лет Победы в Великой Отечественной Войне, знак «Фронтовик 1941-1945 гг». А еще Надежда Васильевна – первый почетный комсомолец, которого признали в Нижнем Тагиле.

Городской портал TagilCity.ru поздравляет Надежду Васильевну с ее праздником, с Днём Великой Победы. Не передать словами то, как много сделали ветераны нашей страны для будущих поколений. 69 лет прошло с того майского дня, а все равно каждый год 9 Мая сердце ликует от радости и сжимается от печали! Желаем Вам здоровья на долгие годы, счастья и мирного неба. Пусть Вас всегда окружает любовь, уважение и забота близких, чтобы Ваша жизнь была спокойной, счастливой и радостной!

© TagilCity.ru

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter