«Это все мое, родное». История труженицы тыла, проработавшей с детьми почти 50 лет

«Это все мое, родное». История труженицы тыла, проработавшей с детьми почти 50 лет

9 мая , 09:35ОбществоАнна КононоваPhoto: Личное фото Любови Цыбелевой
Эта женщина пережила войну, рано потеряла родителей, но нашла в себе силы помогать другим. Почти 50 лет труженица тыла Цыбелева Любовь Федоровна проработала с юными пациентами Детской городской больницы Нижнего Тагила. О радостях и сложностях работы она рассказала TagilCity.ru.

TagilCity.ru: Где и когда вы родились?

Любовь Цыбелева: Я родилась 21 сентября 1937 года в Егоршино, но записана я в селе Бичур. Мы жили в Егоршино в тесной квартире с матерью, отцом, братом и сестрой. Была ещё девочка, но она умерла.

Расскажите про свою семью.

Мать работала на железной дороге, а отец занимался строительством домов. Когда мне было 1,2 года, мать заболела и умерла, а отец меня отвёз к бабушке в деревню Бичур. Она жила с другой дочерью (тетей по материнской линии — прим.ред.). Потом отец перебрался в деревню, женился, взял нас, троих детей, и у женщины было трое детей — две девочки и мальчик. Мы жили в маленьком съемном доме. Мне очень тяжело жилось. Помню, когда мне ещё не было двух лет, взрослые и парни уходили на работу, а девочки дома оставались. Ближе к осени я часто плакала, и девочки (дочери второй жены — прим.ред.) меня выкидывали в сенки за двери. Сестра несколько раз даже стекла била. Из-за этого я и простудилась и меня отвезли лечиться к бабушке. Меня оставляли на неделю-две, а потом отец забирал. Я так мучилась. До войны у меня был детский полиомиелит — у меня болели и отнимались ножки. Одну у меня покорежило, и я ходила на пальчиках.

Как вы жили в войну?

В 1941 году началась война, и я хромала. В августе отца забрали в армию, а в декабре пришла похоронка. В ноябре 1941 года брата тоже в армию забрали, сейчас разыскиваю его — Степана Козлова. Последнее фото он прислал 27 декабря 1942 года из госпиталя в Баку. После смерти отца я переехала к бабушке, вся больная. Сколько росла, до учебы и до работы, я всё по родственникам жила. В 5-6 лет мы уже все на огороде работали, а мне пришлось на лошади ездить в деревню Лебёдкино — молоко отвозить на молокозавод. Я так ездила почти два года, потом в школу пошла. Все ребятишки работали, спать нам было некогда. Когда я не возила молоко, ходила на сушилку, на покос. Ещё ходили полоть и морковь сажать.

Где вы учились тогда?

В школу меня взяли с 8 лет. В Бичуре я отучилась 4 класса. Я ходила на пальчиках, а пятка была поджатая, в коленке нога тоже согнута была. Я полностью не выпрямлялась и боком ходила. Когда мне было 10 лет, в Тагиле мне сделали операцию на ноге. В 5 и 6 классах я ходила уже в деревню Лебёдкино. Я сначала хотела стать учителем, но надо было знать немецкий язык, поэтому меня в 7 классе отправили в Зыряновку, к другой тёте. Когда я закончила семь классов, поехала в Нижний Тагил к третьей, самой старшей, тетке.

Вы поехали поступать?

Да, я пошла в педучилище. Там сдала экзамен на «пять», а на втором мне стало плохо — на животе начался фурункулёз, и я вышла в коридор. Там ко мне подошла преподаватель истории и сказала: «Послушай, доченька, детки будут смеяться, ты будешь переживать, плакать (из-за ноги — прим.ред.). Пойдем в медицинский, там на фельдшера отучишься». И я согласилась. На фельдшера я отучилась несколько месяцев, но там учиться четыре года, и я подумала, где я буду всё это время жить. Поэтому я перевелась на медсестру, где учили два года.

Когда вы пришли работать в больницу?

После практики, когда мне было 17 лет — в 1955 году, я пришла работать в детскую больницу на Вагонку (адрес: улица Правды, 7, медучреждение было закрыто в 1959 году — прим.ред.). Я детей любила. На первом этаже были кабинеты глазной, ушной и зубной, потом несколько кабинетов, где врачи принимают, а на втором этаже было отделение. Я прошла фильтр, в котором делили на больных и здоровых детей, потом работала в кабинетах с лором, зубным врачом и глазным, а затем я попала в процедурку. Там меня учили делать анализы, также я училась в центральной бак-лаборатории — меня готовили к открытию новой.

Хватало ли медикаментов?

В процедурке мне надо было не так много медикаментов, но мы с санитаркой ходили в аптеку, получали все необходимые препараты и несли всё в наволочках.

С какими трудностями столкнулись, работая в детской больнице и бак-лаборатории?

Особенно не было. Был один случай. Врач вытащил аденоид у мальчика лет восьми, а мне стало единственный раз плохо, и я повалилась. Врач как заорет на меня, я ушла в туалет и ревела-ревела, но старшая потом его отругала. Я ведь не виновата, что плохо стало.

Чаще ли раньше болели дети?

Очень много инфекций было — корь, скарлатина, свинка. Много детей было, очень много болели. Если вспышки были, у отца брали кровь, и по 10 кубиков вливали, шприцы только успевали менять.

Что самое сложное в работе с детьми?

Деток надо любить! Не кричать. У меня всегда были коробочки, бутылочки в коридорчике. Если ребенок ревет, ему коробочку подаришь, конфет-то не было. Надо разговаривать спокойным тоном, он к тебе прислушается.

Хотелось когда-то уйти из больницы?

Нет! Никогда даже не думала. Это всё моё, родное.

Когда открыли новую бак-лабораторию?

В декабре 1959 году переезжали. Сначала мы работали в боксах в здании детской больницы, а потом переехали в трехкомнатную квартиру на улице Бажова, 4. Нас там 10 человек работало. В 2019 году бак-лаборатории было 60 лет.

До какого года вы работали?

До 2004 года. Отработала 49 лет.

Какие случаи за период работы особенно запомнились?

Праздники. Всегда старались поздравить друг друга. Особенно хочу сказать, что внимание к сотрудникам всегда было очень хорошее. Нас поздравляли со свадьбой, хотя я даже никому не говорила. Я в шоке была, как и Витя мой (муж — прим.ред.). Начальство было, а в коридоре были все-все сотрудники, а подарили нам металлическую блестящую кровать. Нас потом в машину посадили, а подарки наши все сгрузили на телегу с лошадью.

Какие впечатления остались от работы в детской больнице?

Про врачей ничего не могу сказать, всё замечательно было. Люди добрые были. Главврачи всегда приходили, разговаривали, спрашивали, какие есть нужды. Народ был хороший. Мне вообще везёт на людей. Я никогда ни на кого не обижалась. До сих пор со всеми общаемся.

Как вы сейчас живете?

Сейчас живу в своём доме на Вагонке с детьми и внуками. Вообще, спасибо огромное всем моим родственникам, которые на протяжении всей моей жизни были рядом со мной, поддерживали меня и помогали.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter