Режиссёр Вадим Костров: «Арт-тусовка не даёт Нижнему Тагилу утратить свободу и волю»

Режиссёр Вадим Костров: «Арт-тусовка не даёт Нижнему Тагилу утратить свободу и волю»

13 февраля, 13:44ОбществоPhoto: Страница Вадима Кострова "Вконтакте"кадр из фильма "Народная"
29 февраля в «Электротеатре Станиславский» в Москве пройдёт премьерный показ документального фильма «Народная» режиссёра из Нижнего Тагила Вадима Кострова. В преддверии показа 21-летний режиссёр рассказал TagilCity.ru почему в Нижнем Тагиле легче снимать кино, чем в Москве, об учёбе во ВГИКе и о галерее «Народная».

TagilCity.ru: Вы родом из Тагила?

Вадим Костров: Да, но сейчас я не живу постоянно в Тагиле — скорее, приезжаю. Постоянно живу в Москве. Тагил — это очень странное, мистические, если угодно, место. Здесь наблюдается поразительная концентрация талантливых людей, но при этом, он, как мне недавно напомнила моя подруга Даша Рыжкова, напоминает бурную реку с омутом посередине, который манит своим спокойствием и какой-то странной силой. Здесь всё сходится, исторически сюда ссылали людей, здесь начинается тот самый путь в Сибирь, для тех, кто искал тогда альтернативу этому миру. По нему шли беглые крестьяне, преступники и разного рода маргиналы. В плане искусства Тагил очень богат своим подпольем, одни только «ЖКП» чего стоят. Да и в целом я лично знаю много талантливой молодёжи, моего поколения, которые очень талантливы, например, ребята из группы «Ленивая комета». Арт-тусовка в Тагиле существует очень тесно, практически это коммуна, в которой все всех знают, она и закрытая и отрытая одновременно, зависит от тех, кто пытается в неё внедриться — искусственно это сделать не удастся. Но для меня ребята стали уже родными, и мне просто приятно, что в Тагиле живут эти люди, и я всегда могу приехать и увидеться с ними, как-то вдохновиться по-новому, но и вдохновить, рассказать, показать что-нибудь им. Но это все не главное, главное для меня — это чувство, что тебя принимают. С ребятами такое чувство возникло мгновенно. Как сказал один мальчик в моём третьем летнем уральском фильме «Зато, свободный»: «Город — это как человек, а люди — его душа, если люди свободные, то и город сам свободный». Для меня небольшая арт-тусовка является этими свободными людьми, солью, которая не даёт Тагилу совсем утратить свободу и волю, если угодно, волю к созиданию.

Жил я тут, как и все, пожил в разных районах. Родился на Вагонке, ходил в детский сад, закончил детский сад на Гальянке, три года в школе и снова на Вагонку. Так и проучился там до конца 9-го класса. Много чем занимался, пел в студии с малых лет, ходил в художественную школу, но продержался там меньше года, занимался всяким спортом: баскетбол, дзюдо, самбо, бокс, но это не важно. Катался на скейте. Сначала в 7-9 лет катался на Гальянке с панками — тот самый 2007. Потом осознанно встал на доску только через 4 года. В тринадцать снова осознанно встал на доску, одновременно занимался граффити. Вот помню скейт-тусовки на Вагонке и в центре, на Гальянке. Кстати, первое, что я смонтировал в своей жизни — это был мой скейт-профайл — видео с трюками под музыку. Уже тогда мне нравилось, как можно совмещать движение в кадре с ритмической основой. Вот так прожил до конца 9-го класса, после чего уехал заканчивать школу в Екатеринбург.

Вадим Костров
Photo:Страница Вадима Кострова "Вконтакте"

Как вы решили переехать в Москву и поступить во ВГИК?

Мне было 17, когда переехал исполнилось 18. Переезжал в никуда на самом деле. В общем, да, начало пути было. Я поступил тогда в какую-то театральную школу и ушёл оттуда через пол года. Сначала я писал стихи. В какой-то момент написал первую пьесу, затем, попав на НИИДАР, написал вторую. НИИДАР — это тоже такой арт-кластер, на Преображенской площади старинный НИИ. Там лазеры разрабатывали всякие, радио, танки делали даже. Вот и там тоже мастерские.Ребята засквотировали целый чердак. И туда я попал как-то на кинопоказ. Вот и все. Там я написал пьесу «НИИ», с которой и поступил во ВГИК. Я хотел туда, когда не знал, что это на самом деле. ВГИК мне помог получить уверенность в себе — раз я здесь, значит могу. Вот там показывали хорошее кино с плёнки. Это было хорошо, как и некоторые дисциплины, просто в какой-то момент все само сложилось (спустя год обучения на сценарном факультете Вадим Костров отчислился — прим. ред.).

Расскажите про фильм «Народная», про героев этого фильма, про саму галерею.

Герои «Народной» — современная тагильская молодёжь. Вернее даже арт-тусовка. Люди, которые организовали, создали место: Ксюша Кошурникова, Даша Рыжкова, Саша Баталов, Лёша Бубб и так далее. Но главное — идея этой галереи не сводиться к конкретным личностям, здесь речь идёт об общности, объединении, коллаборации. Как сказала Даша Рыжкова в моём фильме: «Это был поиск интересных людей. Нам были нужны новые друзья». То есть, основным было создать тусовку для себя, ну и для всех. Ведь написать организаторам мог кто угодно и его бы внимательно выслушали и помогли с выставкой, перформансом, концертом. Безусловно «Народная» помогла многим быть увиденными, услышанными. Тем, что я снял фильм, помог быть ещё больше услышанными ребятам, которые туда приходили и играли. Например, на показе в Электротеатре будут выступать те же ребята из «Ленивой кометы» (Музыкальная группа из Нижнего Тагила — прим. ред.) с новым, в том числе, материалом. Я очень рад, что получилось предоставить им такую возможность, дать стимул, к тому, чтобы делать дальше. Это круто, особенно когда ты в Тагиле и уже не знаешь, как Ксюша «Зачем ты это делаешь и для кого?». Вот тогда-то всё и происходит, все находятся, всё начинает притягиваться, складываться, сниматься и так далее. То, что я начал фильм, тоже запустило и разогрело эти механизмы, и всё сложилось и было по-настоящему круто. Главное — это люди и то, что в них. Молодежь в Тагиле не стала меньше интересоваться, хотеть тусоваться и так далее. Потребность в таком месте как «Народная» огромна. С другой стороны именно «Народной» больше не будет — это не плохо, не хорошо, будет другое, об этом мы уже тоже говорили с Дашей. Она хочет музыкальный класс для детей и много чего ещё. Но народной, как я уже сказал, больше не будет. Она возникла действительно как комета, как вспышка, освятившая серую жизнь Тагила, объединившая людей, многие из которых кроме как там нигде не встречались. Она запустила цепную реакцию и прокричала во весь голос, что «Мы есть», и как гласит надпись на карьерах «Мы живее всех живых». Что вот он Тагильский андеграунд: живой, прогрессивный. В «Народной» была целая библиотека с книгами из музея «GARAGE», которые можно было брать сканируя QR-код. И это в гараже на Вые. Я надеюсь, что мне удалось ухватить дух и передать всю душу тагильского андеграунда. Мы за это выпили с Дашей по стакану глинтвейна 31-го августа. Помимо « Ленивой кометы», в Электротеатре будет группа «Furagel» — они будут проводить перформанс. Потом будет ряд выступлений в особняке «VIP» — это эпицентр московского андеграунда под руководством Васи Березина и Павлика Кузнецова. А также ещё в некоторых местах. Главное, что все это показывает, что можно самим создать себе культурную среду, если её нет. В нас уже есть культура, мы и есть культура, и мы способны её создавать здесь и сейчас. И пока живы подобные инициативы, стремления никакой «железной дверью» не закрыть.

Как вы узнали о «Народной»? Расскажите о сюжете фильма. Как проходили съёмки? Проходили ли показы в Нижнем Тагиле?

От Ксюши Кошурниковой, на тот момент я знал только её. Не думаю, что стоит много говорить о сюжете: он погружает нас и даёт возможность присутствовать в «Народной». Для меня было самое главное сохранить её жизнь, дух. Когда я первый раз пришел в «Народную», то сразу, с ходу начал снимать, никого не спросив, и лишь едва увидев Ксюшу. Поначалу некоторые люди напрягались от того, что какой-то неизвестный снимает — это была реп-тусовка. Но после того, как я положил камеру и зачитал фристайл, в котором объяснил: кто я, откуда и что делаю, вопросов больше не возникало. Можно сказать это был экзамен или обряд инициации, если угодно. Меня приняли и говорили: «это наш режиссер». Съемки шли как по маслу: я снимал каждую тусовку, а ещё дома у Даши, во время прогулок по городу и на карьерах, словом все и везде. И из этого получилось кино. Премьеры официальной в Тагиле не было, потому что многие видели фильм по закрытой ссылке. Я хотел на самом деле в «Кардиа» (арт-пространство в Нижнем Тагиле) премьеру, а там разругались все с хозяевами площадки и всё. А без ЖКП я точно не хотел показ. Позже был один закрытый показ в Москве.

Какими проектами занимаетесь сейчас? Насколько дорого снимать кино, вы где-то работаете?

Сейчас вот снял фильм «после Народной», как раз о том, что после. Ещё много материала разного получилось в этот раз. Вот. Пока все карты не буду раскрывать, но у меня есть недоснятый полный метр — «Эдип». Им я и думаю заняться уже этой весной. Также нужно заниматься судьбой тех фильмов, что уже есть. В Москве скоро несколько показов будет. Есть разного рода предложения. В общем все идёт к режиссуре. По поводу работы: сейчас у нас есть небольшой продакшн. Так, подрабатывающие скорее. По поводу бюджета фильмов — no budget (бюджета нет — прим. ред).

Выходит, что вам нужна только ваша камера? Монтаж и обработку вы делаете сам?

В основном, да. Например, в случае с фильмом «Народная» — есть идея, желание, камера, умение и всё. Ещё жёсткий диск лишний под фильм. А есть, например, у меня недоснятый «Эдип». Там все было как полагается: команда, смены и так далее. Но бюджет всё равно относительно небольшой — 100-150 тысяч рублей. Деньги были продюсера. Это с арендой, со всем. Было всего три смены и за третью платил уже я, и уже никто деньги за неё не получал. Вот. Ну там так и вышло. Можно по-разному снимать.

Кадр из фильма "Орфей"
Photo:Страница Вадима Кострова "Вконтакте"

Как вы учились снимать? Изучали правила кадра, монтажа?

Я просто смотрел много кино, был на съемках. Тут же главное чувство кадра, композиции. В общем чувство важнее ремёсла, а оно как-то само приходит. Главное — насмотренность тут. Учиться лучше всего на практике. Плюс параллельно я занимался уличной фотографией. И сейчас люблю. Важно смотреть на искусство, живопись, кино, чтобы это как-бы впитать. То есть целенаправленно операторскому искусству я не учился. Что-то читал — базис, а дальше чувство, подсознание. Но главное тут — видение, особенно в игровом кино: ты видишь кадры ещё до того как они произошли. Так в «Орфее» было. В случае с доком (документальным кино — прим. ред.) нужно просто быть в потоке и чувствовать материал. Мне кажется этому не научить.

Какие фильмы вам нравятся?

Сейчас со мной очень резонируют такие фильмы: Шарунас Бартас «Три дня», Ху Бо «Слон сидит спокойно», фильмы Ван Бина, фильмы Наоми Кавасэ, фильмы Нури Бильге Джейлан, также фильмы Лава Диаса, нравится Райя Мартин.

Вадим Костров
Photo:Страница Вадима Кострова "Вконтакте"

Где вам больше нравится снимать и где легче: В Тагиле или Москве?

Легче конечно в Тагиле, потому что есть фактура. В Москве сложнее снимать. С другой стороны, условия съёмки требуют Москву, потому что оборудование, команда и так далее. Но если, как я, одному ехать.

В Тагиле больше фактуры, чем в Москве?

Да, конечно, сохраняется всё. В Москве все закрашивается, уничтожается, подгоняется под симулякр. То есть, нужно ехать на окраину и там искать островки. А Тагил весь - бери и снимай.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter