На извечный русский вопрос попытались ответить актеры нового спектакля «Про похмелье» в Нижнем Тагиле

На извечный русский вопрос попытались ответить актеры нового спектакля «Про похмелье» в Нижнем Тагиле

На извечный русский вопрос попытались ответить актеры нового спектакля «Про похмелье» в Нижнем Тагиле

20 июня 2012, 17:43
Общество
Валерия Лошкарева
Очень редко я видела зрителей, выходящих из зала после спектакля в таком состоянии – одни продолжали хихикать, другим – было явно не до смеха. Странная реакция на странный спектакль арт-группы «Лаборатория событий» «Про похмелье». Почему же один и тот же спектакль может вызвать столь разные чувства? Что это было – комедия, трагедия или дешёвый фарс?

Спектакль «Про похмелье» - новое детище «Лаборатории событий», премьера которого состоялась 16 июня в рамках фестиваля современного искусства «Полёт F». В спектакле заняты непрофессиональные молодые актёры, игрался он в совершенно не приспособленном для этого месте, мало напоминающем театр, пьеса написана драматургом-любителем, постановку осуществили сами «лаборанты». После такого набора факторов очень трудно говорить о спектакле не как о самоделке, собранной на коленке для неведомых целей. Но всё гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд.

«Про похмелье» – история, где переплетены прошлое, настоящее и вечное. Действие пьесы разворачивается в условном пространстве, населённом странными, но узнаваемыми персонажами, которые уже стали русскими архетипами. Соседка Маша, которая заходит в любую дверь, за которой ей нальют, общий приятель Васька, который дружит со всеми и ни с кем, Андрей – философствующий алкоголик-интеллектуал, Ангел похмелья – известный всем по песне Бориса Гребенщикова, Девочка-дурочка, которая хоть и пьёт наравне со всеми, но одна способна видеть ангелов.

В центре событий девушка Ната и молодой человек Паша. Ната – типичная представительница поколения 90-х, наглая, весёлая, самостоятельная. Она ищет любви и удовольствий, хочет скорее повзрослеть. На одной из «тусовок» она встречает Пашу, такого же наглого и независимого. Столкновение характеров, помноженное на чрезмерные алкогольные возлияния, в итоге приводит героев к трагедии… или не приводит.

В этом спектакле нет ничего однозначного – всё сводится к символу, к мифологеме, к риторическим вопросам. В какой-то момент понимаешь, что в этой, казалось бы, бытовой и обыденной обстановке извечного русского застолья (бессмысленного и беспощадного) отражается судьба всего народа. Стол становится центром бытия русского человека, его «замкнутым кругом». Яйца, как символ зарождающейся жизни, либо жарятся, либо разбиваются о голову, плоды грехопадения яблоки съедаются со слезами на глазах. И уже не удивляешься, что из уст соседки Маши звучат извечные истины вперемешку с руганью и прибаутками, Ангел похмелья рассказывает несмешные анекдоты, которые на поверку оказываются притчами.

Игра актёров поражает своей энергетикой и полной самоотдачей. Главная героиня, в исполнении Дарьи Цветковой, падает со стола спиной вперёд, кричит «Тагиииил!!!», перемазывается мукой и обливается водой вперемешку с газировкой – создается впечатление, что для неё нет и не может быть ограничений на сцене. Вообще смелости актеров «Лаборатории событий» можно позавидовать – они не боятся быть некрасивыми, нелепыми, а иногда и пугающими в своих сюрреалистических образах. Все огрехи актёрской игры скрашиваются тем, что ребята понимают, что и кого они играют, и вместо избитого «Верю!», хочется крикнуть: «Видела я вас таких!».

Так почему же один и тот же спектакль смог вызвать и смех, и внутренне напряжение, выражающееся в сосредоточенных лицах зрителей? Уж очень он похож на горькую пилюлю в сладкой оболочке. Глядя на динамику сценического действия, яркость костюмов, простоту изложения сюжета, зритель как будто заглатывает крючок экзистенциальной драмы. И дальше всё зависит только от него самого – пойдёт ли он дальше в осмыслении предложенной темы.

А идти есть куда. Идти вслед за героиней, которая говорит: «Бог не дал нам креста не по силам, он дороги нам не те дал. Вот идёшь себе с крестом по силам, а ноги в грязи увязают по самые подмышки». И странно возникают перед глазами русские пейзажи со «старыми, черными-черными избами», «белым снегом» и одиноким мужиком в поле, мучающимся похмельем. Вот тогда появляется ещё один «извечный русский вопрос»: «Откуда ж похмелье, если праздника то и не было?».

© Елена Ионова специально для Tagilcity.ru

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter