Не бояться чувствовать. Как тагильские психиатры справляются со стрессом на работе

Не бояться чувствовать. Как тагильские психиатры справляются со стрессом на работе

21 февраля , 12:11ОбществоАлександр ЗверевPhoto: pixabay.com
Они помогают людям с психологическими проблемами, а потому часто сталкиваются с негативом из чужих жизней. Но кто поможет им самим, и как они справляются со стрессом на работе? Об этом тагильские психиатры рассказывают на TagilCity.ru.

Сухотский Алексей Михайлович — заведующий диспансерным наркологическим отделением Психиатрической больница № 7 Нижнего Тагила

Любой человек, кто общается с людьми по работе, будь то кондуктор, преподаватель, сталкивается с негативом и стрессом. В 21-м веке практически ни одна профессия не обходится без стресса.

Photo:pixabay.com

Допустим, диспетчера авиакомпаний — это очень высокий уровень стресса. Врачи реаниматологи-анестезиологи входят в тройку специалистов от медицины, где самый высокий уровень стресса. Не существует утверждённой, общепринятой во всём мире метрики на стресс. Есть различные варианты оценки. Так как нет единой системы, сложно говорить где больше стресса.

Все критерии выраженности стресса носят условный характер. Здесь всё зависит от человека. Есть люди стрессоустойчивые, а есть нет.

Есть такая технология супервизия — когда психотерапевты собираются в группы. Мы оказываем помощь, в том числе психологическую, даже коллегам. Говорят, что врачи в РФ испытывают повышенный стресс. Те представители, которые это заявляют, не говорят, что это обусловлено также чрезмерной нагрузкой. Нужно приводить нагрузки в соответствие.

Photo:pixabay.com

Проблема поддержания стабильного состояния специалистов, общающихся с людьми, часто связана не только с профессией, но и с организацией рабочего процесса. Из-за недостатка кадров людей часто перегружают, никакими супервизиями мы тут не поможем. Если человек получает достаточно денег, работает в меру, достаточно отдыхает, тогда он и с пациентами будет общаться с радостью, а если он идёт на работу как на каторгу, тут очень сложно как-то помочь. Только комплексный подход сможет изменить ситуацию.

Дмитрий Винокуров — детско-юношеский и семейный психотерапевт, врач-психиатр

Вообще не считаю, что у меня работа с повышенным уровнем стресса. Работа — это часть жизни, а жизнь — часть работы. Я занимаюсь психотерапией профессионально, а это означает, что я регулярно прохожу тренинги, супервизию и личную терапию. Это является обязательным условием практики. Иначе было бы сложно справляться.

Photo:pixabay.com

Если попадается сложная работа, то бывает усталость, и тогда дополнительно забочусь о себе. Тренинги и супервизию я прохожу несколько раз в год. Кроме того, я люблю путешествовать по местам Силы, участвовал уже в нескольких экспедициях в Северной и Южной Америке, Австралии, Египте, Тибете. С командой единомышленников мы изучаем традиционные культуры, ритуалы и церемонии коренных народов. Восстанавливать силы мне помогают мои хобби — парусный спорт, музыка, театр.

Задача супервизии и терапии разбираться со сложными случаями в работе, больше узнавать себя, прорабатывать свои болевые точки, соединяться со своими ресурсами. Это позволяет лучше чувствовать боль и проблемы, с которыми приходят ко мне клиенты. Если терапевт вытесняет что-то трудное в своей душе, чего-то избегает, то он не сможет помочь клиенту со схожими переживаниями. И наоборот, постоянное самоисследование и личная проработка делают консультанта более чувствительным, он может оказать более качественную помощь.

Чем больше у терапевта точек соприкосновения с жизнью, чем он более живой и естественный в общении со своими клиентами, тем лучше будет результат.

Photo:pixabay.com

Когда ко мне приходят клиенты, в этот момент я делаю свою работу профессионально и качественно. На первой встрече мы разговариваем, стараемся понять друг друга, выстраиваем диалог. Качество диалога — это не только моя ответственность, это взаимный процесс. Я задаю вопросы, делюсь своими впечатлениями, помогаю человеку разобраться со своим запросом, начать больше чувствовать себя, свои потребности. Тут вообще нет места какому-либо «сгруживанию» на меня проблем. Психотерапия — про другое.

Специалист отвечает за качество своей работы, за соблюдение этических норм консультирования. Но я уверен, что это касается в равной степени и людей любых других профессий. Вряд ли у психологов и психотерапевтов есть какая-то особая ответственность. В своей работе психотерапевт сталкивается с чувствами и переживаниями других людей, но переживать, чувствовать — это очень человеческие проявления, этого не нужно бояться, это не вызывает у меня, как у консультанта, стресс, я знаю, как можно обращаться с чувствами и учу этому своих клиентов.

Светлана Зайцева — психолог, психотерапевт. Работает с нарко и алкозависимыми

Я не борюсь со стрессом. Почему? Потому что занимаюсь любимым делом. У меня обычная работа, которая доставляет мне удовольствие. Когда я вижу результат своего труда, ко мне возвращаются все силы.

Photo:pixabay.com

Мне звонят подопечные, мы переписываемся в мессенджерах, регулярно встречаемся. Негативный отпечаток? Я расстраиваюсь, только когда человек не работает над собой и не делает то, что я говорю. Тогда я расстраиваюсь и об этом ему говорю. А если он работает, то у нас в любом случае есть результаты. У нас обычная рабочая обстановка, где каждый занимается своим делом. Если человек пришёл к нам с желанием и будет делать то, что мы рекомендуем, то он выберется из этой ситуации. Если человек пришёл без желания, то за таких мы не держимся, потому что помочь мы не можем. Если человек хочет провалиться в пропасть, я не буду препятствовать. [В этом] нет смысла абсолютно. У нас главное условие, что мы помогаем человеку, только если он этого хочет.

В этой профессии я работаю уже 35-й год. Моментов перегорания у меня не было. Несмотря на то, что я работаю много лет, я постоянно учусь. Если какие-то моменты в моей жизни меня не устраивают, то я работаю над собой. Как я могу помочь клиенту, если я не могу помочь себе? Сначала разбираюсь с собой, поэтому потом я могу хорошо помогать клиенту.

В этой работе важно видеть человека, слышать, чего он хочет, понимать его. Исходя из этого, мы понимаем, как ему помочь. У нас есть несколько вариантов помощи, но со всеми это работает индивидуально. Опять же, основное — это желание человека, оно заключается в том, что он выполняет то, что мы ему рекомендуем. Человек должен хотеть избавиться от зависимости. Если всё так, то результат будет однозначно. Бывают у людей срывы, но они у всех бывают. Не каждый день у нас праздник. Это всё предсказуемо. Мы это понимаем. Разбираемся в каждом случае и опять начинаем работать.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter