«Чтобы не сломаться». Рассказ главного следователя Вагонки

«Чтобы не сломаться». Рассказ главного следователя Вагонки

25 июля 2019, 12:53ОбществоPhoto: pixabay.com
Анатолий Черноус уже третий месяц работает руководителем следственного отдела по Дзержинскому району Нижнего Тагила, а его общий стаж насчитывает почти десять лет. Специально ко Дню сотрудников органов следствия он рассказал TagilCity.ru о своей работе. Публикуем его рассказ без купюр.

Эту работу, хочешь не хочешь, пропускаешь через себя. Недавно поступило сообщение об ограблении шестилетней девочки — двумя взрослыми людьми, мужчина держал ребёнка, а женщина снимала с неё серёжки. А в начале месяц другая женщина, родив ребёнка, так скажем, приняла меры, чтобы он скончался, положила в пакет и выбросила на помойку. Следователю необходимы особые моральные качества, чтобы не сломаться.

Анатолий Черноус

Я много разговаривал с преступниками, чтобы понять, как они решились на злое дело. Часто человек считает себя умнее всех и думает, что останется безнаказанным. Или людей влекут лёгкие деньги — по их мнению, лёгкие. Им легче украсть, чем заработать. Захотели купить спиртного, а пойти и поработать желания не было. У таких отсутствуют моральные ценности.

Однажды я расследовал изнасилование женщины. Она работала в городе, а жила в посёлке за 3,5 километра. Возвращалась домой после смены, по дороге купила продукты. Когда проходила мимо гаражного массива, за ней увязался мужчина. Он нагнал её на лесной тропинке, ударил камнем по голове, начал насиловать. Она пыталась сопротивляться, но безуспешно. Когда всё закончилось, он забрал её телефон и банковскую карту, заставил продиктовать пин-код и записал его. Но жертва сказала ему неверный пароль, а после сообщила нам о произошедшем.

Я сделал запрос, где в ближайших банкоматах от места преступления пытались снять деньги с карты потерпевшей. В банке назвали два места и предоставили записи видеонаблюдения. По одной установили мальчика лет 13, нашли его, и он рассказал, что накануне преступления пошёл в гараж к соседу, чтобы тот отремонтировал ему велосипед. По ходу ремонта сосед выпивал с друзьями, на какое-то время отлучился, а вернулся измазанный травой и в царапинах. Это он дал карточку мальчику: попросил его снять пять тысяч рублей — четыре для него, и одну мальчику за услугу. Ещё он назвал пин-код — неправильный, в точности тот, который продиктовала жертва. Естественно, мальчик деньги снять не смог, вернулся с чеками обратно.

Мы потом нашли в том гараже и карточку, и чеки. Подозреваемого задержали на выходе с завода ЖБИ, где тот работал — в рабочей форме и забрали. Мужчина сначала отрицал вину, но встретился со своей жертвой, которая его опознала, и во всём сознался.

Photo:pixabay.com

Раскрывая подобные дела, следователь начинает смотреть на людей через призму своей работы, меняет повадки, даже взгляд у него другим становится. После нескольких лет такой работы, некоторые перегорают и уходят на расследования экономических преступлений, но там тоже цинизма хватает, только контингент другой — депутаты, чиновники, все умные и с адвокатами. Это не с уличными бандитами общаться. Ну и к тому же, самому нужно быть хорошо подкованным в сферах экономики.

Я с детства мечтал стать следователем. Не потому что детективов насмотрелся — к ним я скептически отношусь. Вот, в сериале «След» показывают, как следователи приезжают на место и буквально через пять минут у них уже есть и подозреваемый, и доказательства. Какому-то гению приходит идея, и всё — преступление раскрыто. На самом деле за пять минут даже место преступления не успеешь тщательно осмотреть, а это — залог успешного дела. Так можно смоделировать всю картину и в точности понять, что произошло. При любом действии остаётся след. Предположим, человека ударили ножом: наверняка будет кровь, и если на стене останутся брызги, то картина одна, а если потёки, то другая.

Но у следов есть срок годности, их можно потерять, поэтому расследования действительно надо проводить в кратчайшие сроки. В конце концов, одни из носителей информации — это люди, а их память со временем тоже стирается.

Мне всегда было интересно раскрывать дела, докапываться до сути. К этой работе нельзя относиться как к работе курьера или грузчика — нужно гореть этим. Должна чувствоваться какая-то романтика, хотя её, конечно, немного, процентов десять, а остальное — рутина и бумага. По сути раскрытием преступления занимаются оперативные службы, а следователь собирает достаточную доказательную базу для доказательства вины или невиновности человека, по крупице: провести обыски, проверки, показания на месте, следственные эксперименты, экспертизы. Нужно понять, правду ли говорит человек или неправду.

Работать я начал десять лет назад, сначала был общественным помощником, потом приняли следователем в Североуральском межрайонном отделе. Через некоторое время попал в следственную группу отдела особо важных дел, затем пригласили работать в центральный аппарат следственного управления. Там проработал 3,5 года, в отделе процессуального контроля. В 2016 году был назначен руководителем следственного отдела по городу Ивдель. Там тоже отработал 3,5 года. Руководителем следственного отдела по Дзержинскому району меня назначили 7 мая 2019 года. Десять лет, да. Как-то давно, на отдыхе, на вопрос о роде деятельности я сказал, что пока студент, а мне заявили: «Да по глазам видно, что ты — мент».

Новое поколение по-другому относится к работе. Сейчас к нам принимают и из юридической академии, и из гражданских вузов. В данный момент у меня на практике четыре человека, одному я говорю, что нужно больше вникать, изучать всё, смотреть, как опытные следователи себя ведут, а он отвечает, что готов ходить, но только до обеда. Тяжело ему придётся. Чтобы стать следователем, нужно не только высшее юридическое образование, но и огромное желание работать. Я не говорю, что нужно жить на работе — есть у нас график, но он по сути ненормированный. За это, правда, прибавка к отпуску полагается. Но если работать только за привилегии и материальную составляющую, удовлетворения морального не получишь. Банальную вещь скажу, но это истина: работать надо за идею. Чтобы отчищать общество от криминальных элементов. В конце концов, ради тех детей, про которых я в начале рассказывал — чтобы те, кто с ними так поступил, понесли заслуженное наказание.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter