TagilCity.ru
Грустная сказка «Маленький принц» для немаленьких детей
27 января, 23:46
Грустная сказка «Маленький принц» для немаленьких детей
Фото: Страница Нового молодежного театра во ВКонтакте
Раньше ехать в дебри Вагонки (ой, щас вагонские меня пропесочат, но ведь так оно и есть) ради сомнительного удовольствия лицезреть нравоучительные спектакли господина Вейде мне как-то не очень хотелось.

Да и артистические таланты весьма немолодой труппы «молодежного» вселяли здравые опасения. В памяти, как сейчас, свежи воспоминания о ужасных ежегодных днегородских Демидовых. Но всё это было когда-то.

Сейчас Молодежный театр пережил внутреннюю гражданскую войну и на осколках этих битв у нас в городе появилось аж два новых учреждения культуры. Официальный Новый молодежный и не очень официальный — Маленький. И вот в Новый молодежный-то сходить требовалось. Ради расширения кругозора, насмотренности. А то, как корябать про людей гадости, если ты их в глаза не видел, что они делают? Поборов природно ©котскую лень, я попёрся на Вагонку. Сквозь мороз и снег, так сказать.

Честно говоря, не знаю, бывают ли в Новом молодежном забитые до отказа залы, но в этот раз посетителей набралось едва ли два десятка. В самом здании — холод, а туалетными местами даже дубак. Зданию очевидно требуется капитальная реконструкция.

Билеты на входе проверяет лично директор Наталия Мозжакова. И даже новенькое граффити в холле как-то на общем фоне не особо радует глаз. Денег молодёжному явно не хватает. Но вернёмся к нашим барашкам.

«Маленький принц» — премьера не то чтобы свежая, но в афише значится именно таковой. Вообще, я подумал, что надо наобозревать как можно больше спектаклей, которые идут в данный момент во всех наших театрах. Так что, скоро, вероятно и кукловодам чуток нассым в тапки.

Скажу сразу — «Маленький принц» — это must see. По крайне мере для поклонников тагильского театра. В творческой группе — московский режиссёр Тишура, постановщик и сценограф Осипова из Питера, а также художник по свету Белик из Воронежа. И вот этот вот «нетагильский» уровень виден буквально с первой же сцены.

Главное достоинство «Маленького принца» — это просто невероятно зрелищный и красивый спектакль. Стены и потолок завешаны полотнищами со звездами, прямо над головой крутятся маленькие планеты. Через весь зал тянется подиум, по которому туда-сюда снуют актёры.

Вообще, если сидеть максимально близко к сцене и подиуму, то получишь просто невероятный уровень погружения в происходящее: на тебя постоянно будет сыпаться искусственный песок (честно говоря, полспектакля я сидел и перебирал его в руках, и я был не один такой), волосы на голове будут взметаться от прикосновения огромной змеи, испытаете еще куча интересных впечатлений, в том числе и настоящий ужас. Кстати, смотреть на танец роз с ближних рядов тоже значительно интереснее. Кстати, смотря на эту сцену с откровенно сексуально-эротическим подтекстом я засомневался в возрастной маркировке в 12+.

Ну да не будем тупо пересказывать спектакль, чтобы описать всю его поразительную визуальную красоту. Тут лучше один раз увидеть. Единственно, что сцена с пьяницами откровенно проседает по уровню визуальной насыщенности.

Что же у нас в целом по постановке? Спектакль довольно близко идёт по первоисточнику, сохраняя главный посыл. Все остальное, в принципе, не важно.

Вместе с Маленьким принцем, мы совершаем путешествие с его крохотной далёкой планеты, посещая один дивный мир за другим, всё глубже погружаясь во «взрослость» и постепенно теряя детскую доброту, искренность, мечты.

С каждым кругом этого своеобразного ада, Принц пытается отстоят свою идентичность, оставить человечность, способность удивляться, искренне любить. Каждый персонаж, встреченный им (трактовать их можно очень многослойно и по-разному) — отражение жестокого мира взрослых, отражение его самого, в конце концов слившегося со своим альтер-эго — Летчиком, умирающим возле сломанного самолёта в пустыне. О чём, как не о всей своей жизни, может рассуждать человек на грани смерти, не так ли?

Очень классно, что история, как Уроборос, закольцовывается практически в прямом смысле, начинаясь с рассуждений о удаве, съевшем слона, заканчиваясь тем же удавом, съевшим Маленького принца.

Ну и ложек дегтя надо накидать, как без них. Спектакль слегка подзатянут. Особенно это чувствуется в сценах, где принц путешествует по планетам. Околопятиминутная сцена (самая отстойная в спектакле в целом), которая нужна только ради короткого, буквально в несколько слов диалога про то, что Пьяница пьет, чтобы забыть, как стыдно пить — это прямо чудеса растягивания хронометража.

В спектакле есть просто великолепная сцена, когда Маленький принц и Лётчик обсуждают Розу и сзади, чуть в глубине сцены происходит просто невероятно умопомрачительно красивый перфоманс прекрасных роз. Да он, простой, но почему нельзя было таким образом решать и другие сцены, не разбивая зрелищность, диалоги и драму — непонятно.

По крутости, только сцена со Счетоводом находится на похожем уровне. А вот огромная змея — уже не торт. Потому что тупое зрелище — отдельно, смысл и драма — отдельно. То есть они не объединяют диалоги, символику и зрелищность в одно целое. Это как в фильмах, любая экшен-сцена должна вести героев вперед по сюжету, иначе получаются «Трансформеры» Майкла Бэя.

По итогу, если хронометраж подсократить минут так на 15 хотя бы, то можно было бы избавиться от совершенно ненужного антракта. Так как он происходит буквально практически перед самой сильной с эмоциональной точки зрения сценой с Лисой.

Кто-то, конечно же и так рыдал, но по мне, это как поставить на паузу фильм перед началом самого интересного момента. Сходить там чаю попить. Испортить наполнитель в лотке. А потом приходишь такой, ну что там у вас? А, любовь! Не получается катарсиса, в общем.

И еще. Подиум — это конечно круто. Когда актёр стоит прямо перед тобой и вещает тебе монолог — это работает просто великолепно. Но когда примерно пятая часть диалогов происходят между кем-то со сцены и кем-то на дальнем краю подиума (и в половине случаев стоит он еще и спиной) сложно отслеживать игру актёров. Либо нужно ворочать башкой, словно сова со стажем, либо сесть куда-нибудь в конец зала. Но тогда никакого вам эффекта погружения.

Ну и на последок потопчемся своими грязными лапами по актёрской игре. Совершенно идеальный Счетовод, хотя он скорее коллективное творчество. Великолепная Фонарщик, совмещающая в себе столько образов и смыслов, что просто голова кругом. Женская половина в этом спектакле вообще прекрасна, насколько это вообще возможно. Ну кроме Пьяницы, но там вся сцена довольно-таки пошловатенькая и скучная, сильно выбивающаяся из общего тона.

Ну и главные герои: Сергей Каляев и тоже Сергей, но Трёкин. Лётчик и Маленький принц соответственно. Вот Честолюбца Каляев отыгрывает просто невероятно, и с Лётчиком в диалоговых сценах он справляется очень достойно. Но начальный и финальный монологи надо подтянуть, хотя в последнем, где четвёртая стена уже оказывается окончательно разрушена, он справляется гораздо лучше. Трёкин же — убедителен в более драматических сценах, но правдоподобно играть детскую непосредственность даже с его лицом уже довольно сложновато. А к сожалению, на этом завязана очень большая часть спектакля.

Итог такой — ехать далеко и холодно, но оно того стоит. Вообще, было бы неплохо, чтобы кто-то вроде «Уралвагонзавода» вложился деньгами и превратил таки Новый молодёжный в действительно новый. А пока, ждем, что же местные умельцы покажут на премьере своего громкого и амбициозного проекта «Говорит! Тагил!»