«Я называю их гестапо»: как свердловские инвалиды лишаются льгот
30 августа 2019, 15:08
Общество
Александра Логинова
Photo: 1Mediainvest.ru
В Свердловской области всего за два года больше чем на 5000 сократилось число инвалидов. Эта статистика, по мнению собеседников TagilCity.ru, говорит вовсе не о массовом выздоровлении людей с ограниченными возможностями. Сокращение числа получающих пенсии по инвалидности — это последствие очередной российской реформы.

По данным ФГИС «Федеральный реестр инвалидов» (ФРИ), детей-инвалидов за два года в Свердловской области стало больше на 1,3 тысячи. Их доля в общей численности инвалидов выросла на 0,5%.

Взрослых инвалидов в регионе на июнь 2019 года числится более 273 тысяч. А в принципе не получившие инвалидность люди в разглашаемую статистику вовсе не попадают, и их количество посчитать невозможно.

Больше всего в Свердловской области зарегистрировано инвалидов III группы. Рядом по показателю находится количество инвалидов II группы, и почти втрое меньше — инвалидов I группы (самой тяжелой).

Подавляющее большинство инвалидов — старше 60 лет (около 170 тысяч человек). Следующая возрастная категория — 51-60 лет (42 тысячи человек). Лиц от 18 до 50 лет — в сумме порядка 52 тысяч. То есть большая часть инвалидов — нетрудоспособного возраста. Судя по данным ФРИ, несмотря на снижение количества, соотношение между мужчинами и женщинами-инвалидами практически не меняется в течение нескольких лет: 55-56% женщин и 44-45% мужчин.

Общественники, защищающие права людей с ограниченными возможностями, говорят о массовом снятии групп инвалидности в течении последних лет. При нарушении функций жизнедеятельности человека в диапазоне 10–30% инвалидность в России не дают. Новые правила, которые появились в 2015 году после перевода инвалидов из Минздрава в Минтруд, не считают инвалидами людей, например, без одного глаза или легкого. Еще с советских времен известны случаи, когда люди без руки или ноги ежегодно приходили на медкомиссии, чтобы предъявлять — конечность не отросла.

Вообще творится непонятно что! Во-первых, с каких-то пор перестали за потерю глаза давать инвалидность — даже при травме на производстве. То же самое, если удалили почку, легкое. Есть дублирующий орган — ставят 30% нарушения функций и все, никакой инвалидности. Те, кто придумали это все, их бы заставить глаз завязать недельки на две и заставить так ходить по улицам. Как можно человеку с одним глазом инвалидность не давать? Это вообще какое-то издевательство, говорит председатель ДРО ВОИ Игорь Постоногов.

Многие люди борются за сохранение инвалидности — проблемы испытывают даже те, кто имеет группу с самого детства.

В 2013-м году мне была назначена вторая группа инвалидности из-за патологии костной ткани. Вторая группа инвалидности ограниченная, со специальными условиями труда и средствами реабилитации — это все было положено мне по закону. Я имел право на парковку на специальных местах возле магазинов и социальных объектов, и это было для меня гораздо важнее, чем остальные льготы. Но в 2015-м году группы инвалидность и вовсе забрали, хотя заболевание мое никуда не делось. Сказали, что по новым критериям я здоров, и мне не полагаются инвалидность и льготы. Одновременно со мной забирали группу у женщины с тяжелой формой эпилепсии. Я так понял, что заболевание с самого детства, ни одного дня своей жизни она не работала. И у нее забрали инвалидность! Также был один мужчина, у которого было укорочение ноги на 65 мм. А новые критерии определили, что инвалидность выдается при разнице в 70 мм. Я подозреваю, что та женщина уже мертва. У нее забрали пенсию, у неё нет денег. Я не представляю, как она выживает, и жива ли она всё ещё,рассказывает житель Красного Камня.

Издание «Новые известия» сообщает, что тенденция по снятию инвалидности прослеживается по всей России. Несколько лет назад в стране было 12,5 млн инвалидов, к концу 2018 года уменьшилось до 11,8 миллиона, а за 2019-й год людей с ОВЗ станет меньше еще на 200 тысяч.

Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский рассказал «Новым известиям», что чаще всего снимают инвалидность у детей: при любом намеке на улучшение состояния. Это же подтверждает и жительница Нижнего Тагила Ирина, у сына которой дважды снимали инвалидность.

У мальчика задержка речевого развития, переходящая в задержку психического развития. По словам мамы, врачи так и не поняли — это последствия родовой травмы или было какое-то кислородное голодание. Но факт проблем — налицо. Ребенок начал говорить ближе к пяти годам, а также у него множество сопутствующих заболеваний, в том числе требующих лечения у психиатра.

В три года инвалидность дали, потом два года мы подтверждали, а потом сняли. Ему было около пяти лет, его посмотрели, он по три слова начал говорит кое-как и сказали: сопутствующие специалисты вам нужны, но он нормальный, занимайтесь сами. И сняли инвалидность. Где-то в 7-8 лет инвалидность снова дали — на год, потом опять сняли. Второй раз ему сняли, аргументируя тем, что он нормальный, ему никто не требуется, а то что есть отклонения с кишечником, психикой и памятью — это нормально, сами ищите специалистов и сами занимайтесь. Раньше одни критерии были, а сейчас — совсем другие. Чтобы сейчас получить категорию «ребенок-инвалид», там должны быть нарушения по всем блокам — и ориентирование в пространстве, и в опорно-двигательной системе, и так далее. А раньше инвалидность давали при нарушениях уже в одном блоке,рассказывает Ирина.

При этом женщина не может выйти на работу — ребенку постоянно нужна помощь, реабилитация. Все 11 лет она постоянно нанимает платных логопедов, психологов и других специалистов, чтобы они помогали ее сыну устранять нарушения здоровья. Когда ребенку снимали инвалидность «из-за улучшения состояния» после появившихся результатов работы дорогих специалистов, женщина не прекращала реабилитацию сына, только средств на это от государства уже не было.

Я эти комиссии называю «гестапо». Такое ощущение, что они на реабилитацию ребенка-инвалида со своего кармана деньги платят,говорит женщина.

Добиться продления инвалидности для ребенка до 18 лет тагильчанка смогла только после апелляции в Екатеринбурге.

Родители детей, кто понастойчивее, те добиваются, в Екатеринбург едут. Всем советуем туда ехать, да и на МСЭ говорят, что обжаловать в течение месяца можно в Екатеринбурге, если не довольны результатами комиссии. Хотелось бы, чтобы как-то повнимательнее относились к инвалидам. Не то что они какие-то особенные. Но у людей и так не сладкая жизнь,говорит Игорь Постоногов.

Пока в России тенденция по снижению количества инвалидов сохраняется. В пояснительной записке к бюджету Пенсионного фонда РФ на 2019-22 гг. значится, что количество получателей денежной ежемесячной выплаты среди инвалидов будет сокращаться и дальше – с 11,6 млн человек в текущем году до 11,4 млн в 2020 году и до 11,3 млн в 2021-ом.