Изображение материала

Женское несчастье. История о родновере из Тагила и купленной за стадо баранов невесте

8 марта 05:37
Фото: 1MI
Подруга семьи Дмитрия Сластникова, обвиненного в сексуальных домогательствах и истязании детей, рассказала о жизни его жены. Где была мать во время изъятия детей и какие испытания ей пришлось пройти при жизни со сторонником славянской культуры — в материале TagilCity.ru.

21 января в дом Дмитрия Сластникова из поселка Анатольская под Тагилом приехали правоохранительных органы. Они изъяли троих детей, так как местный житель обвинил отца в сексуальных домогательствах и истязании детей. Тогда в доме с сыном и двумя дочками находился только фермер и «няня» Катерина, роль которой меняется в рассказах собеседников редакции.

Сотрудники соцслужб выяснили, что дети не посещали школу и не наблюдались у врачей, потому что их отец — сторонник древних славянских традиций. Его единомышленники и соседи заступились за отца и объяснили его убеждения. Дмитрий Сластников, с их слов, — порядочный семьянин и заботливый отец. Совершенно противоположное они говорили о его жене — 36-летней узбечке Гулзоде.

Где мать?

При изъятии троих детей — 13-летней Полины, 9-летнего Егора и 5-летней Радмилы — Гулзода находилась на работе. В тот момент у них с Дмитрием действительно случился разлад, рассказывает подруга семьи Елена (прим. — имя изменено). Но фермер, с ее слов, первый ушел от жены.

До расставания супруги жили не в доме, откуда изъяли детей, а в квартире в том же поселке. Их брак продлился 14 лет. Сейчас жена Дмитрия живет под одной крышей с ним и няней детей Катериной. Она стремится выполнить требования опеки: официально устроиться на работу и найти жилье. И, если первый пункт Гуля выполнила, то квартиру в Тагиле ей сдавать не хотят: арендодатели слышат нерусский акцент и находят причины для отказа.

Купил в Узбекистане и сделал рабыней

До погружения в славянскую культуру, 14 лет назад, Дмитрий Сластников был успешным предпринимателем — держал несколько магазинов сантехники в Нижнем Тагиле, рассказывает подруга семьи Елена. Тогда он познакомился с не говорящей на русском языке 22-летней узбечкой Гулей и сразу овладел навязчивой идеей на ней жениться. Для этого отправился в Узбекистан, где договорился с родителями Гули о двух свадьбах — на территории их родины и в России.

Купил он ее за стадо баранов, вроде. Свадьбы были очень шикарные. Около 400 человек гостей, в их числе обеспеченные люди. И с того момента, как они с Гулей поженились, у Димы произошел разрыв шаблонов,делится собеседница.

Спустя время у Дмитрия умирает отец — предприниматель и владелец магазина в поселке Анатольская, который и перешел по наследству сыну. Мужчина ударяется в интернет и, со слов Елены, много читает о славянах, их культуре и традициях. Гостям он также пытался объяснить, в чем состоит смысл родноверия — отказе от поклонения одному богу (идолопоклонничества), проживании в единении с природой, а также в воспитании детей без прививок, медицины и общего образования.

Гуля забеременела, и ее муж настаивает на домашних родах. Но тогда в дело вмешалась Елена: она убедила Гулю не говорить Дмитрию о родах и ехать в больницу.

Полинку она родила в больнице. Там ребенку, конечно, поставили прививки, отчего у Дмитрия случилась истерика, рассказала женщина.

Остальных детей Гуля рожала в стенах дома. Второго ребенка у нее принял муж, а вот третьего ей пришлось рожать в полном одиночестве. Дмитрий в тот момент, со слов Елены, был занят и отказался приезжать. Гуля самостоятельно перерезала пуповину и совершила остальные стандартные в момент деторождения действия.

Со слов подруги семьи, при жизни с Дмитрием Гуле приходилось постоянно работать в принадлежащем фермеру магазине. Декрета или отпуска по уходу за ребенком у нее не было. Помимо этого, женщина выполняла всю работу по дому и ухаживала за скотом.

Навоз этот не вычерпать женщине одной, там по пояс навозу от свиней было. А поля у него — мама дорогая! И все на продажу. Подгузники детям нельзя, она все это стирала. Потом он в стиральной машине запретил стирать — только вручную. Издевался просто над ней. Просто морально женщину убивал, говорит Елена.

Шесть лет назад Гуля поделилась с подругой, что Дмитрий начал ее избивать. Тогда она и решила уйти от мужчины, но как именно это сделать — не знала. Елена посоветовала откладывать часть денег от продаж в магазине. Гуля в беседе с редакцией TagilCity.ru подтвердила, что Дмитрий иногда поднимал на нее руку, а однажды конфликт супругов произошел на глазах у трехлетней Полины:

Не часто, но бывало. Один раз перед Полиной, ей три года было, разрыдалась она, между нами встала, она меня обнимает, не его обнимает, а меня. Когда он со мной ругается, дети всегда вокруг меня садились, поделилась жена Дмитрия Сластникова.

Она тогда воспряла духом

Матери троих детей удалось скопить денег и купить на них и маткапитал дом в селе Быньги. Вот только средств больше не осталось, поэтому, когда она объявила о своем решении Дмитрию, тот перестал ее обеспечивать и ушел жить в дом умершего ветеринара в поселке Анатольская.

Женщина нашла работу в Екатеринбурге, но муж детей в другой город не отпустил. Тогда она оставила детей Дмитрию и уехала на заработки. В этот момент и появилась «няня» Катерина.

Кто она — вообще непонятно. Как сама говорит, бывший сотрудник полиции. С Дмитрием разговаривает «на вы», глазки в пол, обращается по имени, отчеству. Но спят они на одном диване. Не думаю, что любовники, но спят вместе, рассказывает Елена, которая была в доме Сластниковых после изъятия детей.

Через полгода Гуля нашла работу в Нижнем Тагиле и забрала детей в квартиру, где за два дня до изъятия несовершеннолетних случился пожар. После этого мать с сыном и двумя дочками переехала в дом к фермеру. Елена повторяет, что в тот момент Гуля жила с детьми, Дмитрием и няней. Когда же приехала полиция, мать находилась на работе.

Обучение детей по «Царской грамоте»

Со слов Елены, для детей — Полины, Егора и Радмилы — Дмитрий делал всё: покупал им одежду, занимался воспитанием и обучением. Вот только семейное образование — о котором говорила единомышленница сторонника славянских традиций — в семье Сластниковых было иным.

У него у самого высших образований два или три. Он говорит: я их буду сам обучать. Я буду преподавать ей (прим. — Полине) «Царскую грамоту». Естественно, в школу они не пошли. В Невьянск заявление написал о том, что они на семейном образовании, которое подразумевает ежегодную аттестацию, но в школу детей никто не возил, говорит Елена.

Также Дмитрий заставлял старшую дочь Полину ухаживать за скотиной и выполнять работу по дому, о чем девочка сама рассказала Елене.

У Полины при словах об отце наворачиваются слезы на глазах. Говорит, папа использует как рабсилу. Таскала еду скотине, а там ведра по 12 литров. Представляешь, девчонка 13-летняя их таскала каждый день?! У него скотина была для продажи, засеянные поля, у него молоко для продажи. Не разрешал молоко пить — она втихушку баночку доила и Гуле относила. Мама впроголодь жила: сколько получит, все на детей тратила, переходит на повышенный тон подруга семьи.

А вот сексуальные домогательства отца к дочери, как утверждалось в анонимке, — ложь, считает женщина и сама Гуля. Полина поделилась с ними, что правоохранители пытались заставить ее оговорить Дмитрия. Сейчас девочка категорически отказывается возвращаться в дом отца и хочет жить только с матерью.

Фото: e1.ru

Я бессловесная скотина

Себя при жизни с Дмитрием Гуля называла «бессловесной скотиной», говорит Елена. Жена подчинялась слушала мужу, терпела оскорбления и избиения, в принципе, делала все, чтоб угодить Дмитрию.

Наш разговор с Гулзодой был непродолжительным: в этот день был запланирован ее вылет в Москву на съемки программы «За гранью» от телеканала НТВ. Любой вопрос корреспондента женщина воспринимала с опаской и спрашивала, как ее ответ может навредить детям.

Гуля, чтобы вернуть детей, пытается выполнить все требования опеки. Она устроилась на работу, ищет жилье, выставила на продажу дом в Быньгах, зарегистрировала детей в поликлинике. Когда изымали детей, с ее слов, Дмитрий с Катериной сказали, что Гуля приезжает лишь раз в неделю, хотя в это время она жила с ними в доме.

Он постоянно мне говорит: ты виновата, ты виновата. А Катерина эта — очень хитрая женщина, ездила в детский дом, пытается сблизиться с детьми, ответила Гулзода.

Дмитрий, поделилась она, хорошо влияет на людей и умеет искусно врать. Сейчас они с «няней» пытаются вернуть сына и двух дочек в дом, но проживание матери с ними в их планы не входит, добавила подруга семьи. Гулзода опасается, что не сможет продать дом в Быньгах и купить квартиру в городе, так как Дмитрий будет этому препятствовать. В покупку жилья был вложен материнский капитал, соответственно, отец детей равноправный владелец этого дома.

Я только с детьми радостно жила. Мне нравилось, как они растут, как они улыбаются, как они радуются, массажик делаешь им. Еще аромат у них такой вкусный, вспоминает с улыбкой Гулзода.