«Когда будет нормальная вода?». Отвечает начальник отдела экологии Нижнего Тагила

«Когда будет нормальная вода?». Отвечает начальник отдела экологии Нижнего Тагила

24 октября 2019, 15:18Здоровье и экологияPhoto: TagilCity.ru
В октябре прошло уже две массовые экологические акции — митинг 5 октября и Народный сход 12-го. на последнем присутствовал начальник отдела экологии Нижнего Тагила Алексей Сергеев. Он подробно рассказал TagilCity.ru, из-за чего возникли проблемы водоснабжения с Черноисточинского пруда и как их получится решить.

Напомним, в начале месяца пруд, который снабжает водой Гальянку, вновь покрылся сине-зелеными водорослями, что, по мнению экологов, привело к гибели рыбы.

TagilCity.ru: Сейчас у Нижнего Тагила стоит вопрос о воде в Черноисточинском пруду.

Алексей Сергеев: Цветение Черноисточинского пруда началось давно. Первые предпосылки появились более 20 лет назад, и тогда были попытки решить проблему: применили новую биотехнологию, но до конца не довели.

Это не как с курсом лекарств, который нужно пройти до конца, иначе можно ещё хуже сделать?

Вообще, я, когда начал это дело изучать, нашёл письмо из института, что это антинаучно. Но НТМК со своей подрядной организацией проводят такие мероприятия для Тагильского пруда, поскольку являются его пользователями, и определённые результаты положительные есть. В любом случае, что касается Черноисточинского пруда, наша задача на сегодняшний день — провести проект полной реабилитации.

В Черноисточинском пруду под Нижним Тагилом массово гибнет рыба
Photo:Группа «ЧП Нижний Тагил»

В чём он заключается?

Проведение трубопровода, покупка драги для взмучивания воды, которая будет поднимать донные отложения и их перекачивать. Проблема пруда в том, что у него неглубокое дно, вследствие чего он сильно прогревается, а это провоцирует размножение сине-зеленых водорослей, которые реагируют на перепады температуры, и в тепле активно размножаются. После отмирания водоросли оседают на дне, выделяя токсины. Это естественный процесс. Когда определенный участок заболачивается, то вода, проходя через него, очищается. Но, чтобы нам эксплуатировать искусственные пруды, нужно проводить их лечение. Говорят, что раньше, ещё при Демидове, тиной чистили, загоняли туда рабочих. Возможно, это и правда.

С водорослями связан мор рыбы?

Анализ по мору рыбы пока не готов, но мы думаем, что это связано с нехваткой кислорода, которая случилась как раз из-за этих водорослей — они питаются кислородом, берут его из воды.

Когда дно отчистят, все проблемы решатся?

Будут проводиться дополнительные мероприятия. Очень сложно провести очистку, потому что пруд федеральный, а находится на территории ГГО. Мы долго искали места, где можно сделать трубопровод, добивались разрешения. В целом согласованность действий есть, поскольку все ведомства входят в состав комиссии по комплексному губернаторскому плану.

Но главный вопрос всё-таки «Когда будет нормальная вода».

Это очень сложный вопрос. По проекту «Чистая вода» запланировано строительство станции Южная. Сейчас мы выстраиваем картину, как должна проводиться водоподготовка, анализируем воду, чтобы выбрать технологию для проектирования, а также составить техническое задание. Потом оно будет выставлено на площадку по реализации. Когда проектировщик будет найден, он уже точно скажет, как мы будем работать и когда начнется стройка.

На время строительства водоснабжение будет остановлено?

Нет. Мы ежегодно зимой с «Водоканалом» останавливаем очистные сооружения, меняем фильтры, вычищаем отстойники. Раз в год. Чаще не получается никак. Это очень сложный процесс, поскольку это что-то вроде большого ангара, куда затекает вода и отстаивается, а доступ ограничен: вход осуществляется через единственный люк на крыше. Из истории мы знаем, что они были не совсем достроены. Это должно быть два комплекса, которые дублируют друг друга. То есть, когда один останавливается, второй запускается. Когда мы делаем остановку, качество воды становится хуже, но после запуска сразу становится заметно, что вода светлее. В целом сейчас вода соответствует требованиям Санпина и пригодна для питья.

Но она же пахнет.

Горячая — да. Из-за нагрева и содержащихся в ней элементов свойства меняются, и вода приобретает запах. Многое зависит от состояния котлов и других параметров.

Так же и из-за сетей снабжения.

Сети достаточно старые, износ очень большой, около 70%. Они планово меняются. Невозможно поменять сразу все, потому что нереально перерыть весь город. Да и затраты большие. Сейчас пластиковая труба стоит намного дороже, чем металлическая. Если делать все сразу, то на население будет очень большая нагрузка. Стараниями главы города [Владислава Пинаева] мы от этого ушли и вошли в проект «Чистая вода» — федеральный проект с федеральным финансированием. В данном случае никакой экономической нагрузки на население не будет. Мы исходим из того, что можем сделать для населения сейчас, а не когда-то потом.

Вы говорите, что предпосылки к загрязнению появились ещё 20 лет назад.

Семь лет назад, когда я работал в другом отделе, мы проводили проверку воды, и она была еще хуже, но таких криков [со стороны общественников] не было.

Если о проблеме было известно тогда, почему тогда же её и не решили?

Со слов коллег я знаю, что пытались. Тот же Роспотребнадзор, администрация [города] совместно с Водоканалом проводили исследования дна, воды и уже тогда начали думать, как от этого избавиться. Были и первые попытки очистки от водорослей. Сыпали средство, которое разъедает водоросли. Сейчас есть понимание, что пруд надо полностью лечить, по комплексному плану, который мы воплощаем. Сделаем гидротехническое сооружение, правильные водоспуски, проведём очистку, проточность увеличится, проблема исчезнет. Техники работают над тем, как изъять ил, куда утилизировать, как углубить пруд, следят за развитием водорослей. За последний год мы шлаконакопитель остановили, чтобы не было сбросов. Плотину сделали, которую местные жители перерыли, и стоки с огородов пошли в пруд. Меньше чем за полгода сделали проект по экологической реабилитации, утвердили корректировку комплексного плана, добились поддержки министерства [природы] у Министерства поддержки. Кроме того, нам удалось поставить в план Верхневыйскую гидросистему, проект уже готов.

А там что?

Там другая ситуация. Под очистные сооружения коробки построены, но ангаров нет, поэтому проводится только обеззараживание воды. Большой проблемы, как с Черноисточинским, нет, потому что дно глубже, вода проточная и она чище. Но если мы работу по плану не проведём, гидросистема придёт в негодность.

А что с идеей водоснабжения из артезианских источников?

Один район города, Старатель, живет на подземных источниках. Их там восемь. Но это по сути микрорайон — там небольшой объём воды требуется. Минприроды провело разведку источников подземного водоснабжения возле Верхневыйского и Черноисточинского пруда. В Верхневыйском пруду дебит оказался хорошим. Нужно разработать план мероприятий, чтобы пробурить скважины, поставить трубы-насосы, организовать ограждения, охрану, а после отследить объёмы, чтобы не получилось так, что мы начнем качать воду, а в частном секторе воды не будет.

Эти источники смогут заменить центральное водоснабжения?

Нет. Там по подсчётам где-то 40 «кубов» в сутки, а Черноисточинский и Верхневыйский пруды дают 70 и 60. Так что не складывается. Если качать на полную, мы ничего не получим. Но они будут резервом города.

Проект реабилитации Черноисточинского пруда уже отправлен на рассмотрение?

Да, в Росводресурс для рассмотрения финансирования. Если даже небольшое финансирование будет выделено на следующий год, то министерство природных ресурсов начнет работу. Мы будем только помогать, потому что пруд — федеральный, и мы ничего сами не можем делать.

Когда ждать ответа?

Мы ждем в ноябре. Все зависит от бюджета — есть деньги или нет. Если в федеральном бюджете не найти, будут закладывать в другой.

Если сейчас одобрят, то уже в следующем году деньги будут переведены и начнутся работы.

Мы на это надеемся.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter