Ошибочка вышла…

Ошибочка вышла…

16 января 2012, 15:33
Общество
Ольга
Даже воздушные замки не возникают случайно - для этого нужна мечта. Для замка из песка необходим песок, вода и голопузый малыш в панамке с совком в руке. А чтобы на карте появился кружочек, а рядом с ним название населенного пункта - многое, что должно произойти…

Вот, к примеру, как зародился один уральский город.

Вернулся из Европы в Россию царь Петр. Долго путешествовал, полторагода. Много чего насмотрелся! Другой бы на его месте радовался, вот,дескать, хорошо отдохнул, расслабился от трудов праведных, да и доманедурно встретили, вся Москва ликовала, радовалась его приезду. А Петр -нет! Бегает взъерошенный, ус дергается, кресла пинает, того и гляди, очью-нибудь голову кружку разобьет.

Вскоре все уже знали, что ввергло царя в такое расстройство… Объехавдругие государства, Петр увидел, что его Россия того-с, недотягивает вомногом, плетется в конце прогресса. А металлургия, основа основгосударства, вообще - одно название!

Слуга еще не успел выбить из царского кафтана заграничную пыль, как Петрвызвал к себе для разговора Андрея Виниуса - в ту пору сейгосударственный муж ведал всей Сибирью, в которую входил и Урал. Вопросбыл прост и зловещ, как наточенный топор: «А что там у нас с сибирскойметаллургией?» Плохо пришлось бы начальнику Сибирского приказа, если бы унего не была наготове радостная весть: на Урале, по реке Нейва найденажелезная руда, а вниз по течению реки Тагил обнаружена гора почти сплошьиз чистого магнита. Более того, берега реки возле той горы круты ивысоки, и леса произрастают добрые. Одним словом, самое место, чтобыпоставить здесь завод.

Петр одобрительно хмыкнул и сказал: «Быть по сему». Вроде поверил, нотут же приказал образцы руд с уральских рек подвергнуть испытанию вМоскве, Амстердаме, Риге и Туле. Самую серьезную проверку учинил.Мастера наши и зарубежные на разных языках высказали свое восхищениежелезом. Особенно порадовали царя оружейники: они сказали, что уральскоежелезо лучше шведского, да и на изготовление ружей пойдет. «Попробовална зуб» железо тульский заводчик Никита Демидыч Антюфеев и задумалчто-то свое, торговое, простым смертным недоступное…

После того, как руды «на отлично» прошли испытания, Петр I приказалоткрыть на Урале целый ряд заводов за счет государевой казны. Далееначало твориться непонятное. То ли люди собрались какие-тонерасторопные, а, может быть, и просто хитрованы вороватые, или жеденьги из Москвы поступали малые, но только казенные заводу никак нехотели строиться. Не дымили, не нарушали пока еще девственную природу.

Царь вновь пришел в бешенство, но и это не помогло: где Петр, а гдеУрал? Ау-у! Тут такие леса - шаг в сторону и нет тебя. Вот тогда-то нагоризонте вновь замаячил хитрейший Демидыч и предложил царю сделку: ятебе - ружья, пушки, металл, а ты разреши мне строить на Урале своизаводы. Петр знал Антюфеева как опытного заводчика, прекрасногооружейника, поэтому призадумался над его дерзким предложением.

Вскоре началась война с северным соседом, со Швецией. Поменьше бы такихсоседей… Для предприимчивых людей беда всегда кстати. Никита Демидыч подэто дело много для себя послаблений выбил, а потом вообще добрую частьУрала себе под заводы отхватил. Петр прощал заводчику вольности иизлишества, только бы пушки поступали вовремя и в нужном количестве.Отношения с царем сложились чуть ли не приятельские, Петр даже поменялбывшему кузнецу фамилию на более солидную и благозвучную - отныне весьего род будут Демидовы. Впрочем, насчет дружбы с царем Никита Демидыч неособо обольщался: Петр с той же легкостью, с какой дарил шубы со своегоплеча, рубил и головы зарвавшимся любимчикам.

В декабре 1701 года Невьянский завод дал первый чугун. А с заводом нареке Тагил получилась неувязочка… Оказалось, что плавить магнитныйжелезняк значительно сложнее, чем бурый, невьянский. Пришлось сынуДемидыча Акинфию метнуться в Саксонию, то есть проскакать пол-России ипол-Европы, чтобы поучиться у местных мастеров плавке этой упрямой руды.Потом обратно, на Урал… После того, как Акинфий Никитич с умельцаминаконец-то расплавили магнитный железняк у себя дома, на Невьянскомзаводе, приняли решение: все, теперь можно подступиться к знаменитойгоре. Созрели. Казалось бы, отныне уже ничто не помешает запустить домнуна реке Тагил. Но… опять произошла маленькая нестыковочка.

Так как стране медь нужна была более, чем железо, демидовские металлургисделали ставку на нее. На реке Вые, притоке Тагила, где находилисьзалежи меди, они построили завод и попытались плавить медь. Перваяплавка состоялась 8 октября 1722 года.

Как выяснилось потом, найденная медь оказалась низкого качества,недостойная затраченных на нее усилий. Вроде есть от чего прийти вуныние и досаду! Но никто в то время не знал и даже не догадывался, чтодень, когда была произведена эта ошибочная плавка, станет датойоснования города Нижний Тагил, второго по величине в Свердловскойобласти! Вот так бывает в истории…

А магнитную гору, прозванную позже Высокой, богачи Демидовы, конечно же,не оставили в покое. В 1725 году подле нее была пущена самая крупнаядомна в Европе, оснащенная всем лучшим, что было только придумано вметаллургии к тому времени. Потом домны на Нижнетагильском заводе сталирасти, как грибы. По производительности они обогнали европейские, болеетого, металл с клеймом «Старый соболь», который отливали в НижнемТагиле, был признан лучшим в мире. Воистину, русские долго запрягают,зато быстро едут!

© Борис Телков

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter